Как стать генинспектором полиции

История Моше (Чико) Эдри должна быть поучительна для многих. И для политиков, и для будущих кандидатов. Поэтому, стоит еще раз хронологически пройтись по всем ее деталям и попытаться дать им общественную оценку.

5 декабря Эдри официально снял свою кандидатуру на пост генинспектора полиции. На данном этапе он, по-прежнему, будет исполнять обязанности гендиректора министерства внутренней безопасности. В настоящий момент ВРИО генинспектора полиции Моти Коэн считается самым вероятным кандидатом на эту должность.

На прошлой неделе комиссия по высшим должностным назначениям, возглавляемая отставным членом Верховного суда Элиэзером Гольдбергом, приняла решение не рекомендовать кандидатуру Эдри на пост генинспектора полиции после того, как выяснилось, что он встречался с Пини Фишлером, адвокатом бывшего сотрудника Налогового управления Рафи Ротема. Фишлер должен был выступить на заседании комиссии с показаниями против Эдри. Эдри признал эту встречу ошибкой, но комиссия посчитала, что это не безобидная ошибка, а серьезное нарушение, которое свидетельствует о несоответствии этого человека правовым нормам.

Кроме того, выяснилось, что Чико Эдри встречался с человеком, который должен был проводить его проверку на детекторе лжи, о чем умолчал перед членами комиссии.

Тем не менее, теория заговора осталась на заднем плане. В заявлении на имя министра внутренней безопасности Гилада Эрдана Моше Эдри, в частности, подчеркнул, что «к сожалению, есть определенные силы, единственная цель которых заключалась в том, чтобы препятствовать продвижению моей кандидатуры, клеветать на меня, растоптать мое доброе имя и мою семью. Как только было объявлено, что я претендую на должность генерального инспектора, у меня тотчас возникло ощущение, что эти силы любыми путями сорвут назначение. Ощущение подкреплялось публикациями, касавшимися выводов комиссии Гольдберга, и, в том числе, особого мнения, высказанного двумя членами комиссии — Моше Терри и начальником Управления госслужбы профессором Даниэлем Хершковичем, которые указали, что «предпринимаются попытки сорвать назначение Эдри любой ценой». В последние дни, по мере того, как развивался процесс, кампания клеветы перешла всяческие границы, нанося ущерб моему доброму имени, и не по моей вине».

Эрдан выразил большое сожаление по поводу решения Эдри, добавив, что «Эдри – человек, десятилетиями сражавшийся за безопасность израильтян, и даже если он допустил какую-то ошибку за это время, вряд ли стоит считать обоснованной развернувшуюся против него клеветническую кампанию, ужасно оскорбившую его лично».

По словам Эрдана, «процесс подачи кандидатур на должность генинспектора полиции проводился упорядоченным и соответствующим образом». И, «несмотря на клеветнические нападки, Эдри успешно прошел проверку на детекторе лжи, которая касалась его прошлого и которую не проходит ни один прочий госслужащий. Других проверок, принятых перед назначением кандидатов, просто не существует».

Напомним, что в начале прошлого месяца Гилад Эрдан объявил, что Моше Эдри, генеральный директор подчиненного ему министерства, выдвинут кандидатом на пост генинспектора полиции.

Эдри оказался предпочтительнее двух других кандидатов, также изначально рекомендованных Эрданом – начальника иерусалимского округа полиции Йорама Халеви и начальника тель-авивского округа Давида Битана – после того, как комиссия попросила министра оставить одну кандидатуру для рассмотрения.

Эдри связался с адвокатом Пини Фишлером, представляющим интересы Рафи Ротема, который, как уже говорилось, должен был свидетельствовать против него на заседании комиссии.

Ротем, находящийся под защитой госконтролера в связи с разоблачениями по ряду коррупционных дел, утверждал, что Эдри – не тот человек, который должен занять столь высокую должность. В качестве доводов он привел несколько фактов. Так, в 2009 году Ротем пришел к Эдри, чтобы подать жалобу на коррупционное поведение тогдашнего прокурора тель-авивского округа Рут Давид. По утверждению Ротема, Эдри не принял у него жалобу, а прогнал с позором из полицейского управления. Ротем также сообщил, что в январе 2010 года его избили полицейские, служившие под началом Эдри.

Как отмечал Фишлер, во время встречи стороны коснулись жалобы, поданной Ротемом, и Фишлер сказал Эдри о своих соображениях, содержавших общую критику в адрес полиции. Тогда же Эдри ответил адвокату, что ему не страшны жалобы Ротема, и он готов ответить на любые вопросы комиссии. Однако, появившись через несколько дней после общения с Фишлером на заседании комиссии, Эдри о встрече умолчал.

В тот же день перед комиссией выступал уходящий в отставку генинспектор полиции Рони Альшейх и бывший полицейский, предупредивший членов комиссии, что Эдри не проходил проверку на детекторе лжи, в отличие от двух других кандидатов на должность.

Через два дня Эдри встретился с Хавой Йодфат, полиграфологом. По словам источника, близкого к окружению Эдри, последний понял, что, по мнению комиссии, он должен пройти проверку на детекторе. Он, якобы, встретился с Йодфат, чтобы убедиться в том, что обследование никоим образом не скажется на его здоровье по медицинским показаниям.

В тот же день Ротем и Фишлер появились на заседании комиссии и рассказали о встрече адвоката с Эдри.

На следующий день комиссия, в самом деле, обратилась к Эдри с просьбой пройти проверку на детекторе лжи. Через четыре дня юридический советник правительства Авихай Мандельблит проинформировал комиссию, что Служба общей безопасности (ШАБАК)  отказалась провести такую проверку, но директор ШАБАКа Надав Аргаман рекомендовал именно Хаву Йодфат, как прекрасного специалиста на частном рынке.

Через два дня на заседании комиссии, когда Голдберг потребовал у Эдри объяснений, тот признал своей ошибкой как сам факт встречи, так и то, что умолчал о ней. По его словам, он не подумал, что это каким-то образом может повлиять на решение комиссии по поводу его кандидатуры. Он даже представил десятистраничный документ, полученный от Фишлера, в котором речь шла о полиции вообще, а не о жалобах Ротема. Этот документ, как заявил Эдри, был получен им непосредственно из рук Фишлера.

Еще через день Эдри прошел тест на детекторе лжи, и результаты проверки были переданы комиссии. А на следующий день комиссия огласила свое решение, отклонив кандидатуру Эдри.

Голосование завершилось ничьей: Гольдберг и профессор Талия Эйнхорн были убеждены, что сам факт встречи Эдри и Фишлера именно в тот момент, когда комиссия разбирала жалобу Ротема, это — серьезный проступок, свидетельствующий о проблематичном поведении Эдри. Поэтому его назначение в свете столь «некорректного поведения» станет «подрывом общественного доверия к полиции».

Двое других членов комиссии,  Моше Терри и Даниэль Хершкович  не усмотрели в поведении Эдри серьезного нарушения принципов чистоты власти и моральных норм. Таким образом, голоса разделились поровну: два против двух. В такой ситуации, согласно решению правительства, председатель комиссии получает дополнительный голос. Таким образом, мнение Гольдберга оказалось решающим. Комиссия забраковала кандидатуру Эдри и отказалась рекомендовать его на пост генинспектора полиции.

Йегошуа Брайнер, Равиталь Ховель, «ХаАрец» М.К. К.В.

Моше Эдри. Фото: Эмиль Сальман

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend