Подполковник Алон ЭВИАТАР: «Хание не пользуется никаким авторитетом у лидеров боевого крыла ХАМАСа. Он не имеет на них никакого влияния»

Избрание Исмаила Хание председателем политбюро ХАМАСа было ожидаемым, и не вызвало ни особого волнения, ни особого восторга в израильских службах безопасности. Подполковник в отставке Алон Эвиатар, бывший советник правительства по арабским вопросам и действиям на контролируемых территориях, рассказал «Деталям» о том, почему именно Исмаилу Хание доверили руководство политсоветом этой организации, и за что его любит простой народ.

— Разумеется, наша разведка хорошо знакома с Исмаилом Хание в течение вот уже 20 лет, еще с того момента, когда он стал помощником духовного лидера ХАМАСа шейха Ахмада Ясина, — говорит Алон Эвиатар. — Следует признать, что на протяжении всей своей карьеры он занимался, в основном, политической деятельностью, всего три года отсидел в израильской тюрьме, и не был замечен в непосредственной причастности к подготовке терактов против Израиля, и, соответственно, в крепких связях с руководством боевого крыла этой организации.

Он считается относительно – хочу подчеркнуть: именно относительно! – большим прагматиком, чем Машаль и многие другие лидеры этой организации. В то же время Хания – убежденный сторонник доминирующей в ХАМАСе идеологической установки, согласно которой Израиль должен быть уничтожен, и никаких компромиссов в этом смысле быть не может.

— На чем основывается популярность его фигуры у палестинцев?

— Прежде всего, на том, что он постоянно подчеркивает, что он – выходец из простого народа и таковым остается. Он вырос в лагере беженцев и продолжает жить в нем до сих пор, несмотря на то, что в Газе есть более фешенебельные районы. Он каждую пятницу читает проповедь в мечети, на которую собираются толпы народа. В нем, безусловно, есть харизма. Он умеет выступать перед народом. Однако я не думаю, что реально он является самым популярным лидером в сегодняшнем ХАМАСе. На мой взгляд, сегодня в этой организации есть куда более авторитетные, более доминантные фигуры, у которых больше сторонников, чем у Хание, но и не меньше противников. Исмаил Хание оказался просто самой удобной фигурой для противостоящих друг другу внутри ХАМАСа лагерей. Удобной еще и потому, что он всячески избегает любых конфликтов со своими соратниками.

— А насколько он удобен для Израиля?

— Это как раз тот случай, когда для Израиля от перемены мест лидеров сумма не меняется. Смена главы политбюро ХАМАСа может привести к каким-то сдвигам внутри самой организации, но никак не изменит ее отношения к Израилю. Тем более, повторю, что Хание не пользуется никаким авторитетом у лидеров боевого крыла ХАМАСа, то есть у тех, кто непосредственно занят вооруженным противостоянием Израилю. Он не имеет на них никакого влияния. Поэтому, думаю, свою задачу он будет видеть в том, чтобы восстановить единство и координацию действий между ХАМАСом в секторе Газы и ХАМАСом в Иудее и Самарии, а также вернуть своей организации несколько утраченные ею позиции в арабском мире. Так что, полагаю, в ближайшее время мы услышим о визитах Исмаила Хание в Египет, Катар и Саудовскую Аравию.

— Исмаил Хание может достигнуть единства внутри палестинцев? Ему хватит харизмы и гибкости, чтобы договориться с ФАТХом?

— Во всяком случае, он, вне сомнения, попытается это сделать. Хание предпринимал такие попытки и прежде, но тогда он был всего лишь лидером ХАМАСа в секторе Газы, а сейчас у него в руках ключи от всей организации – и это, безусловно, повышает его вес. На этом направлении он может объединить свои усилия с Халедом Машалем, который видит себя будущим лидером всего «палестинского народа», но для этого таковым его должны признать и в ФАТХе.

— Возможна новая эскалация напряженности вокруг сектора Газы?

— Если эскалация и произойдет, чего я не лично вижу, то решение о ней будет принимать не Исмаил Хание, а командиры боевого крыла. И должен заметить, подобные решения там всегда принимаются коллегиально, а не одним конкретным человеком. Но в то же время эти командиры практически не будут считаться с мнением Хание.

— До вступления в должность министра обороны Авигдор Либерман не раз говорил, что если он получит этот портфель, то уничтожит ХАМАС в Газе. У нас действительно есть реальная возможность уничтожить ХАМАС?

— Уничтожить ХАМАС, безусловно, возможно, и у ЦАХАЛа разработаны планы на тот случай, если подобное решение будет принято политическим руководством. Однако прежде, чем реализовать эти планы, стоит задуматься над тем, стоит ли нам уничтожать ХАМАС и отстранять его от власти? Кто придет ему на смену? Каким мы хотим видеть сектор Газа в будущем?  С военной точки зрения все возможно, вопрос заключается лишь в том, какую цену за это придется заплатить, и готовы ли мы платить такую цену.

Петр Люкимсон, «Детали». Фотография предоставлена Алоном Эвиатаром.

Размер шрифта

A A A

Реклама