Подозреваемых в изнасиловании выпустили на свободу

Трое парней накачали наркотиками 17-тилетнюю школьницу, связали ее и жестоко насиловали в течение суток. Подозреваемых задержали, но вскоре… выпустили на свободу. «Детали» попросили Орит Сицилиано, генерального директора Объединения центров помощи пострадавшим от сексуального насилия, и Галь Шрагир, одну из основательниц Ассоциации «Ахат митох Ахат» («Одна из всех»), рассказать: часто ли в подобных делах мерзавцев удается привлечь к ответу?

В апреле эта история шокировала весь Израиль. О ней стало известно после того, как девушка обратилась с жалобой в полицию, и медэкспертиза подтвердила, что она получила серьезные травмы и подверглась сексуальному насилию. Полиция назвала это преступление «делом из Механического апельсина». Были задержаны трое подозреваемых, и следователи настаивали на выдвижении обвинения, полагая, что есть достаточно доказательств вины, а версия пострадавшей достойна доверия. Но прокуратура, в качестве условия для передачи дела в суд, потребовала провести очную ставку с подозреваемыми. Девушка отказалась – после чего все трое подозреваемых в изнасиловании были выпущены на свободу.

— Это один из тяжелейших случаев изнасилования, да еще и несовершеннолетней девушки» — говорит Орит Сицилиано, генеральный директор Объединения центров помощи пострадавшим от сексуального насилия. — Девочке нанесена очень серьезная психическая травма, и в таком состоянии она не способна на очную ставку. К сожалению, мы в очередной раз сталкиваемся с невыносимой ситуацией, когда полиция верит в версию пострадавшей, но для того, чтобы собрать достаточно доказательств и передать дело в суд, прокуратура требует провести очную ставку между жертвой и подозреваемыми. Справедливости мы здесь не добьемся.

Галь Шрагил — одна из основателей ассоциации «Ахат митох Ахат», на фейсбук-странице которой женщины каждый день анонимно рассказывают о случаях сексуального насилия, с которым они столкнулись. Свидетельств тысячи, многие невозможно читать без слез. Волонтеры «Ахат ми тох Ахат» помогают пострадавшим оформить жалобу в полицию и пройти судебный процесс. Сегодня Галь, как и Орит, на постоянной связи с пострадавшей девушкой из Герцлии.

— Ты можешь представить себе что такое очная ставка с людьми, которые тебя изнасиловали? — спрашивает Галь. – Жертва сидит на минимальном расстоянии от насильника. В закрытом пространстве, сидит рядом с ним. Я была в таких ситуациях, когда сопровождала других пострадавших. Насильники начинают кричать, ругаются, угрожают. Это просто невозможно пережить, особенно несовершеннолетней девочке… В этом случае полиция вела себя безукоризненно, но прокуратура должна делать свою работу, а не играть роль судьи. Это вопиющая ситуация. Что ж теперь получается? Все переложили на плечи этой несчастной девочки: придешь на очную ставку – передадим дело в суд, не придешь – насильники на свободе? Это несправедливо и неправильно. У прокуратуры должен быть интерес защищать общество. Какая же это защита?

Ежегодно в центры помощи пострадавшим от сексуального насилия поступают 40 тысяч обращений, в одном только в Тель Авиве. Полиция открывает ежегодно более 5 тысяч дел. Но лишь менее трети из них доходит до суда, и только каждое восьмое дело заканчивается обвинительным приговором.

— Уголовный процесс очень тяжел, и прокуратура хочет передавать дело в суд, лишь будучи уверенной если не на сто, то хотя бы на 95% в том, что сможет доказать вину, а в делах об изнасилованиях и сексуальных домогательствах это порой очень сложно. Достаточно, чтобы обвиняемый хоть немного заставил усомниться в версии жертвы — и мы увидим то, происходит сейчас, — поясняет Орит Сицилиано. — Мы много лет работаем и с полицией, и с прокуратурой. Проводим специальные тренинги и подготовку следователей, чтобы они понимали специфику и хрупкость этих случаев. И мы видим большие изменения в работе полицейских отделов. Но, к сожалению, судебная система настроена так, что чаще всего подозреваемым удается избежать наказания.

— Именно поэтому большинство женщин даже и не думают подавать жалобу в полицию, — продолжает Галь Шрагил. — Для них это значит — еще и еще раз переживать ужасную травму. А потом, возможно, увидеть, что ничего из этого не вышло, что насильник остался на свободе и продолжает жить, как ни в чем не бывало.

Психологи считают, что почти невозможно полностью залечить травму от сексуального насилия. Даже когда физически восстанавливается тело, психика остается раздробленной. Жертвы насилия зачастую страдают от посттравматического синдрома, утрачивают способность создать отношения и нормально функционировать в обществе.

— Наша главная задача – это ее восстановление, — говорит Орит Сицилиано. — Чтобы она вновь обрела себя. Про очную ставку мы даже не говорим с ней. Она не способна. Галь добавляет: «Я ни в жизни не попрошу у кого-нибудь сделать то, на что сама не способна».

Сейчас девушка находится под постоянной опекой волонтеров. Ведущие деятели культуры Израиля собрали с помощью специальной кампании «Ты не одна» сто тысяч шекелей для оказания психологической помощи.

По данным отчета о безопасности женщин в Израиле, подготовленному активисткой Асей Истошиной, русскоязычные репатриантки в два раза больше подвергаются сексуальному насилию, нежели уроженки страны — но жалоб от них в полицию или обращений в центры помощи почти не поступает.

И Орит, и Галь говорят: любая пострадавшая от сексуального насилия может обратиться за помощью. Номера телефонов горячей линии: 1202 для женщин, 1203 для мужчин. В подобных ситуациях нельзя быть одной.

Анна Стефан, «Детали». Фото (для иллюстрации): Абдалла Шама


Размер шрифта

A A A

Реклама