Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Почему «вдруг» успокоился ХАМАС

Словно по мановению волшебной палочки — а точнее, по приказу сверху — вчера вечером вдруг прекратились волнения на границе сектора Газа.

Всего несколько часов назад тут гибли люди, и это были, пожалуй, самые тяжелые дни со времен операции «Нерушимая скала» («Цук эйтан»), завершившейся почти четыре года назад. Но, хотя еще двое палестинцев погибли незадолго до вчерашнего вечера, уровень напряженности заметно спал, и воцарилось странное спокойствие. Во всяком случае, в поездке вдоль большей части пограничного забора не обнаруживаешь никаких признаков бушевавших страстей.

Вместо десятков тысяч палестинских манифестантов, по ту сторону границы – несколько сотен человек. Число очагов протеста сократилось. Над линией границы зависают легкие облачка дыма, хотя накануне из-за гари и дыма было невозможно дышать, а видимость стремилась к нулевой. Солдаты и полиция расположились возле границы, однако большинство бездействуют. Манифестанты не пытаются атаковать границу и перелезть через пограничный забор, и ЦАХАЛ, соответственно, воздерживается от применения оружия.

Также был изменен уровень разрешений на открытие огня. Если раньше снайперам было достаточно команды командира подразделения, в ранге подполковника, то теперь разрешить должны два командира бригад в ранге не ниже полковника.

Внезапный ход ХАМАСа подтверждает очевидный факт, особенно высветившийся в эти последние семь недель: эта организация, возглавляемая Ихъей Санваром и Исмаилом Ханией, полностью контролирует сектор Газа. Вот, кто толкает массы к пограничному забору и контролирует интенсивность насилия во время акций протеста. Вот, кто решает, что следует воздержаться от обстрела израильской территории, даже несмотря на множество погибших; а также способен сегодня добиться от толпы максимальной сдержанности, пусть даже вчера тут было тяжелое кровопролитие.

Потому вряд ли можно верить ЦАХАЛу и ШАБАКу, когда они в течение трех последних лет говорят, что, дескать, каждый ракетный обстрел из сектора – лишь результат того, что ХАМАС не может никак разобраться с какой-нибудь небольшой, но радикальной группировкой салафитов. Кажется ясным, что если ХАМАС хочет, то ситуация в Газе остается стабильной и спокойной, а если он заинтересован в ином, начинается эскалация насилия.

Для пересмотра ХАМАСом своей политики время есть — до ближайшей пятницы. Но если все эти «марши возвращения» сойдут на нет, то это не значит, что исчезнет и проблема Газы, поскольку Израиль не имеет никакой политической линии на этот счет. Аналитики из оборонного ведомства и ШАБАКа прогнозируют дальнейшее ухудшение экономической ситуации в Газе, проблем с инфраструктурой, в системе здравоохранения и многих других, жизненно важных областях. Но властные структуры в Израиле не верят в возможность изменить эту ситуацию.

И премьер-министр Израиля, и министр обороны, даже захотев что-то предпринять, неизбежно столкнутся с двумя серьезными препятствиями. Первое — требование семей солдат Адара Гольдина и Орона Шауля не ослаблять блокаду Газы до тех пор, пока не будет достигнута договоренность о возвращении их тел, и об освобождении израильтян, удерживаемых до сих пор ХАМАСом.

Второе препятствие носит политический характер: каждая из партий, входящих в коалицию, постоянно смотрит вправо, следя, чтобы партнеры не опередили ее по воинственности настроя. Потому Нетаниягу не может позволить себе мягкость в отношении к ХАМАСу. А высшее армейское руководство, которое тоже неплохо читает политический расклад, время от времени сигнализирует «наверх» об опасности. Но на практике ситуация вновь и вновь загоняется в тупик. И это куда важнее и тревожнее, чем любая тактическая дискуссия о местонахождении снайперов.

Амос Харель, «ХаАрец», М.К. Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters


Читайте также: ХАМАС пошел на попятную

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend