Почему мэров судят так медленно

Полгода минуло с тех пор, когда нам публично пообещали привлечь к суду мэра Рамат-Гана Исраэля Зингера и мэра Кфар-Сабы Йегуду Бен-Хамо. Обвинения, выдвинутые против них, весьма серьезны. Но судебные слушания по их делам начнутся, видимо, лишь в начале 2018 года.

Можно сколько угодно говорить о проволочках, создаваемой судебной системой. Но разве дело только в них?

Разноплановость дел, в которых тем или иным образом оказываются замешаны должностные лица разного уровня, от обычных клерков до министров и президентов, лишний раз свидетельствует о кризисе управления страной и коррозии, поразившей системы власти сверху донизу. Так о каком же «порядке» можно говорить, если — пока суть да дело — уже упоминавшийся Зингер продолжает исполнять роль градоначальника, а Бен-Хамо хотя и отстранен судом от исполнения обязанностей мэра, но сохранил за собой право заниматься некоторыми делами муниципалитета. В том числе — обсуждать муниципальный бюджет и подписывать муниципальные документы, за исключением финансовых.

Однако вдумайтесь, в чем их подозревают! Мэра Зингера — в подкупе, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением, а Бен-Хамо — в преступлениях, связанных с мошенничеством (при отягчающих обстоятельствах), злоупотреблении служебным положением, краже, создании помех следствию, преследовании свидетелей и налоговых правонарушениях.

Исраэль Зингер, мэр Рамат-Гана. Фото: Нир Кейдар

То есть, речь не идет о каких-то малозначительных правонарушениях, на которые можно закрыть глаза и махнуть рукой. Казалось бы: вот, обвинительное заключение готово, доказательная база составлена, чего тянуть? Или сажайте в тюрьму этих людей, облеченных нешуточной властью, или оправдайте их и дайте им спокойно работать, доводя уровень благосостояния своих граждан до наивысшего.

Однако не тут-то было.

Возникает некое промежуточное состояние, когда городами управляют мэры, находящиеся под следствием, но не признанные виновными по решению суда.

Да, государственная прокуратура признает, что между объявлением о намерении привлечь подозреваемых к суду и началом судебных слушаний есть значительный временной промежуток. «Речь идет о двух делах с колоссальным объемом следственного материала. Это требует длительной подготовки к началу судебного процесса», — говорят в прокуратуре.

С этим доводом нельзя не согласиться. Но…

Четыре года назад, по инициативе возглавлявшего тогда МВД Гидеона Саара, была создана специальная комиссия. Ей позволили отстранять руководителей местных властей, если против них возбуждали уголовные дела. Эта было сделано после того, как резко увеличилось число мэров, уличенных в нарушении закона. Были пойманы Шломо Лахиани, мэр Бат-Яма, Цви Бар, мэр Рамат-Гана, и другие. Комиссию создали для исполнения поправки к закону, впервые позволявшей приостановить деятельность того или иного градоначальника сроком на один год, с возможностью его продления. Эту комиссию возглавили отставной судья Моше Галь — бывший председатель окружного суда; бывший окружной прокурор Тель-Авива Мириам Розенталь; и Моти Срур, возглавлявший в свое время городской совет Йерухама.

Иегуда Бен-Хамо, бывший мэр Кфар-Сабы. Фото: Илан Асаяг

Обязательным условием, при котором комиссия имела право приостановить полномочия главы местного органа власти, было обращение генерального прокурора — после подачи обвинительного заключения.

По заверениям государственной прокуратуры, у нее «нет более важной задачи, чем борьба с коррупцией в местных органах власти. О чем свидетельствует ряд серьезных раскрытых дел, которые были доведены до суда и по которым были предъявлены обвинения мэрам, чиновникам, должностным лицам из местного самоуправления».

Однако острота проблемы не исчезла, и нет ответа на два вопроса. Во-первых, почему, несмотря на существующую комиссию и ведущиеся расследования, мэров, оказавшихся под подозрением, не заставляют временно сложить с себя полномочия? Мы видим это в случае с мэрами Кфар-Сабы и Рамат-Гана. А может, вообще следует отправлять руководителей городской администрации в неоплаченный отпуск при малейшем подозрении в их адрес? Хотя и это, судя по всему, вряд ли поможет…

И второй, не менее важный вопрос: каким образом муниципалитеты удается возглавить людям, которые потом оказываются за решеткой? Не доказательство ли это ущербности всей системы правления?

Яркий пример тому — дело бывшего мэра Ор-Йегуды Давида Йосефа, признанного виновным в нескольких преступлениях, в том числе сексуального характера. Окружной суд приговорил его к двум годам тюремного заключения, которое он начал отбывать около десяти месяцев тому назад. Однако Давид Йосеф счел наказание чрезмерным. Он обратился с апелляцией в Верховный суд, который провел заседание не далее, как 20 декабря. Вот только результат превзошел все ожидания: суд не только отверг апелляцию Давида Йосефа, но и добавил к его тюремному сроку еще 14 месяцев!

По мнению судей, набор преступлений, совершенных градоначальником Ор-Йегуды — а там и хищение денег из государственной казны, и многое другое — вообще способно потянуть лет на десять. «Картина преступлений, совершенных Йосефом, оставляет тягостное и мрачное ощущение», — констатировал судья. В материалах следствия указывается, что мэр систематически домогался своих сотрудниц, чуть ли не преследуя их. «Во время слушания, — подчеркнул судья, — мне показалось, что каждая женщина, попадавшая в его окружение, когда он был мэром (с 2007 по 2015 гг), становилась объектом его сексуальной атаки или хотя бы словесного домогательства».

Руководитель городской администрации, позволяющий себе непристойное поведение — чем не повод для злой иронии? Но дело Йосефа тоже разбиралось с определенными проволочками.

И вот что еще любопытно: в процессе рассмотрения апелляции Давида Йосефа всплыли новые подробности его деятельности, добавившие ему срок. Дополнительные подробности всплыли сейчас и по делу Йегуды Бен-Хамо. Однако его от работы не отстраняют.

Бывший мэр Бат-Яма Шломо Лахьяни после освобождения из тюрьмы. Фото: Гиль Элиягу

На вопрос оппозиционеров в горсовете Кфар-Сабы — как такое возможно? — администрация ответила: «До тех пор, пока его вина не будет доказана, он, согласно закону, считается невиновным». И это при том, что от части дел Бен-Хамо все-таки отстранили? То есть наполовину что-то есть, а наполовину чего-то нет. Так и получается, что власть на местах зачастую носит половинчатый характер.

Как утверждают адвокаты Бен-Хамо, «дополнительные подробности в следствии не изменяют общей картины, составленной в заключении государственной прокуратуры. Нет доказательной базы для утверждений, выдвинутых против Бен-Хамо».

Бен-Хамо возглавляет в горсовете Кфар-Сабы фракцию «Маоф», является членом партии «Авода».Его соратником по партии является мэр Ришон Лециона Дов Цур, подозреваемый сейчас во взяточничестве. Нынешний лидер «Аводы» Ави Габай ранее заявил: «Я отношусь крайне негативно к каждому случаю коррупции в органах власти. Более того, призываю каждого общественного или политического деятеля, кому было предъявлено обвинительное заключение — сложить свои полномочия, как предусмотрено в антикоррупционной программе блока «Сионистский лагерь».

Вопрос в том, услышат ли этот призыв те, кому он адресован?

Марк Котлярский, «Детали». Использованы материалы газеты «ХаАрец». Фото: Томер Аппельбаум. 

На фото: Давид Йосеф, бывший мэр Ор Иегуды

тэги

Реклама





Send this to a friend