Почему «Исламский джихад» не атакует Израиль

Недавний обмен угрозами между Израилем, ХАМАСом и «Исламским джихадом» стал новым этапом в холодной войне. Однако ни одна из сторон не хочет реальной эскалации напряженности.

Имеется информация, согласно которой «Исламскому джихаду» дали зеленый свет его лидеры в Дамаске – прибегнуть к ответным мерам против Израиля, взорвавшего тоннель с боевиками. Однако руководство ХАМАСа и руководители «Исламского джихада» в Газе убеждены в том, что сейчас не время для прямого вооруженного конфликта с Израилем и это нанесет серьезный ущерб и без того осажденному сектору Газа.

ХАМАС не хочет конфронтации еще и потому, что она может помешать глобальному процессу примирения с ФАТХом, в особенности, учитывая огромный вклад в этот процесс нынешнего лидера ХАМАСа Ихье Синуара и надежды, которые он возлагает на конечный результат.

Кроме того, нынешний статус-кво предоставляет ХАМАСу и Израилю равноценную возможность сдерживания, которое обе стороны предпочли бы сохранить.

Израиль считает ХАМАС «дьяволом, которого мы знаем» и поэтому не хотел бы вступать в переговоры с его гипотетическими преемниками – анархически настроенными радикальными исламистскими группировками.

В настоящее время израильская сторона вовсе не заинтересована в том, чтобы провоцировать ХАМАС на те или иные действия. В свою очередь, руководство ХАМАСа тоже не выступает против израильской блокады сектора, активно арестовывает исламистов и предпринимает меры по предотвращению обстрела израильской территории, поскольку в случае ответных израильских ударов целями поражения выбираются жизненно важные объекты ХАМАСа.

Как правило, лидеры ХАМАСа прибегают к уже испытанной риторике, используя апокалиптические лозунги, вроде «враг проверяет наше терпение» и «месть не замедлит себя ждать».

Более того, лидеры ХАМАСа явно ощущают нарастающую напряженность между Израилем и Саудовской Аравией, с одной стороны, и «Хизбаллой», а значит, и Ираном, с другой стороны.

Если ситуация на границе между сектором Газа и Израилем накаляется, то на северных границах обстановка накаляется годами, и пламя может вспыхнуть там в любой момент. Как подтверждение этому, можно привести отставку ливанского премьер-министра Саада аль-Харири, оказавшегося в Саудовской Аравии.

По мнению ХАМАСа, напряженность между Газой и Израилем служит способом закамуфлировать иные намерения израильской стороны, которые, на самом деле, больше нацелены на «Хизбаллу», либо представляют собой попытку оказать давление на ХАМАС, чтобы тот капитулировал и пошел на компромисс в переговорах с администрацией Абу Мазена, которые до сих пор продолжаются при египетском посредничестве.

И, хотя ХАМАС может быть хорошо подготовлен к вступлению в новый раунд конфликта с Израилем, его лидеры открыто выступают против того, чтобы оказаться для Ирана «мальчиком для битья» и «козлом отпущения». Они говорят, что не хотят подвергать сектор смертельной опасности ради Ирана.

Что касается «Исламского джихада», то он в настоящее время находится под несомненным давлением, призывающим к мести за смерть своих боевиков. Однако, помимо необходимости поддерживать глобальный процесс примирения между властями ПА и ХАМАСом, «Исламский джихад» сдерживают еще и несколько практических факторов.

Во-первых, воздушное пространство сектора Газа контролируется Израилем при использовании самых современных беспилотных самолетов, и это обстоятельство резко осложняет возможность совершения теракта, направленного против Израиля. А во-вторых, в «Исламском джихаде» понимают, что на сегодняшний день следует избегать эскалации напряженности ради спокойствия ХАМАСа.

После инцидента с тоннелем нынешние власти Газы оказали сильное давление на «Исламский джихад», чтобы те сохраняли спокойствие и выдержку и следовали неписаному правилу в секторе: ХАМАС и «Исламский джихад» действуют сообща в соответствии с решениями о противостоянии Израилю, а первый сохраняет превосходство и доминирование над последним (не в последнюю очередь еще и потому, что в его ряды проникли оперативники ХАМАСа).

В свете этого «пакта о сотрудничестве» активисты «Исламского джихада» пользуются значительными преимуществами по сравнению с остальными обитателями сектора, и это право они получили непосредственно от ХАМАСа. Джихадисты устраивают парады, они могут выбирать участки в Газе их для военной подготовки своих сторонников, им разрешено модернизировать свой военный арсенал без каких-либо ограничений. Их относительное влияние означает даже, что некоторые из лидеров этой группировки стоят выше закона. Но этого преимущества «Исламский джихад» может в один прекрасный момент лишиться, если перейдет «красную черту», установленную ХАМАСом.

В свете ситуации в секторе Газа в настоящий момент и призывов активизировать усилия по стабилизации обстановки, нельзя исключать вероятность индивидуального акта возмездия, предпринятого каким-либо не санкционированным на эту акцию боевиком «Исламского джихада», что можно расценивать как своего рода «джокер в рукаве»: это акт, который невозможно предусмотреть или проконтролировать.

Почвой для подобных акций могут послужить несколько прецедентов.

Например, в мае 2015 года, действуя, словно по знаменитому клише библейского Самсона «Пусть это упадет на меня и на моих врагов», а если точнее, то из-за спора между лидерами «Исламского джихада», из сектора Газа была выпущена ракета, которая разорвалась на территории Ашкелона. Никакого ущерба и вреда она не причинила, пострадавших не было, однако Израиль моментально отреагировал на этот обстрел, нанеся несколько авиаударов по учебным объектам данной группировки.

В общей сложности прошло более двух недель после инцидента с тоннелем. Как ХАМАС, так и «Исламский джихад» демонстрируют дисциплину и самоконтроль, помимо риторических заявлений, сделанных больше для проформы и рассчитанных на свой электорат. Чем больше времени пройдет, тем меньше вероятность нападения в качестве возмездия.

Встреча ранее враждовавших палестинских фракций в Египте в конце ноября также осложнит возможность «Исламского джихада» нанести удар Израилю за взрыв тоннеля, что означало бы нагнетание напряженности. Ярость боевиков, скорее всего, найдет свой выход тогда, когда будет сорван процесс палестинского примирения. Если же процесс продолжится, то эта ярость сублимируется и со временем исчезнет, по меньшей мере, до следующей вспышки конфронтации.

Мухаммад Шхада, «ХаАрец», М.К.

(Мухаммад Шхада — писатель и активист из сектора Газа, учится в Лундском университете (Швеция). Ранее возглавлял службу по связям с общественностью филиала Euro-Med Monitor в Газе – организации, занимающейся вопросами прав человека.)

На фото: боевики «Исламского джихада» и ХАМАСа позируют в соцсетях.


Размер шрифта

A A A

Реклама