Непонятно, почему Дина Рубина до сих пор не переведена на иврит

Полным ходом идет Неделя книги, и «Детали» решили узнать, хорошо ли израильтяне знакомы с классической и современной русской литературой. Нашим собеседником стала лектор Тель-Авивского университета, преподаватель русского языка и литературы, доктором Марина Низник.

— Согласно данным, опубликованным Национальной библиотекой в Иерусалиме, в Израиле активно переводятся на иврит книги с английского, немецкого и французского языков. А вот русский занимает в этом списке одно из последних мест. Значит ли это, что русская литература перестала интересовать израильтян? Или в современной российской прозе уже не заметны авторы, заслуживающие переводов?

— Увы, я не могу сказать, что новое поколение израильтян сильно интересуется русской литературой. Но лишь потому, что вообще никакой не интересуется, в массе своей. Гуманитарные факультеты всех ВУЗов Израиля сегодня испытывают немалые трудности в наборе студентов.

Но в то же время новые переводы с русского языка на иврит выходят в свет постоянно. И это поистине блестящие переводы. Достаточно сказать, что за последние 10 лет вышли два разных перевода Ильфа и Петрова, был сделаны новые переводы сочинений Достоевского и Пастернака, вышел новый перевод «Мастера и Маргариты»… Недавно был заново переведен «Бармалей», а также «Доктор Айболит» Чуковского. Вышли на иврите «Денискины рассказы» Драгунского. То есть за последние 10-15 лет была заново переведена и очень неплохо разошлась по магазинам вся российская классика.

— И в то же время мы почти не видим переводов современных российскых произведений…

— Они есть, но их и в самом деле меньше. Навскидку я могу вспомнить переводы Акунина и Пелевина. Но давайте скажем другое: самый читаемый сегодня за границей израильский писатель – это Дина Рубина. Вне сомнения, Дина Рубина – это выдающееся и совершенно уникальное явление в современной русской литературе. Вместе с тем, ее творчество погружено в Израиль, и оно, вне сомнения, было бы интересно израильскому читателю. Вот почему она до сих пор не переведена на иврит — это мне совершенно непонятно.

— Бумажная книга в Израиле доживает свой век, как во всем мире?

— Я этого не чувствую. Я наблюдаю за своими студентами, за коллегами-израильтянами, просто друзьями и знакомыми: все они предпочитают читать книги в традиционном переплете. Сейчас это даже своего рода мода – читать именно бумажные книги, и не буду скрывать, что эта мода мне нравится.

Я думаю, надо ставить вопрос по другому: не умирает ли любовь к чтению? Во всем мире новое поколение воспринимает сегодня картинки лучше, чем слова, в результате люди утрачивают способность к пониманию письменного текста вообще, как научного, так и художественного. В Европе уже осознали всю опасность этого процесса, и там специально учат читать так, чтобы человек мог понимать и анализировать текст, улавливать его нюансы, подтекст, юмор и т.д. В Израиле этому пока не уделяют достаточного внимания.

— А насколько хорошо современная израильская литература переведена на русский?

— Я не специалист в этой области, и потому не могу представить вам цельной картины, но одно я знаю точно: Амос Оз и Меир Шалев в переводах Радуцкого и Нудельмана необычайно популярны в России. Это вроде бы чисто израильские авторы, но не секрет, что вся современная израильская литература выросла на традициях именно русской литературы, и, видимо, российский читатель это чувствует.

Добавим, что, согласно последним данным, самым продаваемым современным израильским писателем является Меир Шалев. А вот самым знакомым для израильтян произведением классической литературы исследователи называют… «Войну и мир»  Льва Толстого.

Петр Люкимсон, «Детали». Фото: Моти Мильрод


Размер шрифта

A A A

Реклама