Почему Айзенкот поддакивает раввинам

«Вклад каждого, мужчины и женщины, приводит ЦАХАЛ к успеху в выполнении его задач». Это фраза из уточненных недавно правил совместного несения армейской службы. Они позволяют религиозным военнослужащим просить избавить их от службы с представителями противоположного пола — но не отказываться от такой службы, как добивались раввины, а именно подать просьбу, причем мотивированную не чувствами, а религиозными постулатами.

Раввинов это никак не устраивает. Но, возможно, теперь их успокоят слова начальника генштаба Гади Айзенкота относительно будущей интеграции женщин в боевых частях ЦАХАЛаю Согласно утечке, Айзенкот сказал, что пока он занимает свой пост, женщины не будут служить в «Голани», в десантных войсках, в «Гивати», и вообще в каких-либо элитных пехотных подразделениях.

В какую бы словесную форму Айзенкот ни облек свои мысли, ясно одно: кто-то хочет успокоить представителей религиозного сионизма.

Можно было бы предположить, что послать им этот успокоительный намек — неплохая идея, особенно если она сработает и даст армии возможность и впредь интегрировать женщин в свои ряды. Наверное, именно такими были намерения начальника генштаба. Однако процессы, предшествовавшие уточнению правил, вызывают опасения, что мы еще далеки от заключительного аккорда этой неоконченной симфонии.

Ведя кампанию против совместной службы, известные раввины религиозно-сионистского движения «палили из пушек» во все стороны. Чего мы только не слышали! Что это угроза боеспособности армии; что женщины не смогут рожать; что религиозные солдаты будут вынуждены действовать наперекор своим убеждениям и получат душевную травму. И вершина всего, что ЦАХАЛ капитулирует перед феминистскими организациями, которые мечтают навести свои экстремистские гендерные порядки в священных лагерях ЦАХАЛа.

В подтверждение последнему тезису представители религиозного сионизма указали на то, что в ЦАХАЛе ввели понятие «гендер», и новую должность для женщин-офицеров, функция которых — способствовать оптимальному использованию женщин в рядах ЦАХАЛа. Так, раввин Левинштейн писал в брошюре, направленной против службы женщин в армии: «Этот подход в том, что касается системы ценностей, мужского и женского характера, карьеры и дома и многого другого — не только теоретические рассуждения  и абстрактные идеи; они проникают в глубины общества и постепенно изменяют и заново формируют атмосферу, в которой мы живем».

То, что феминизм завладел ЦАХАЛом, говорят те, кто, видимо, давно не ходил на сборы резервистов. Первая реакция — просто отмахнуться от этих слов, не заслуживающих обсуждения. Так в развитом обществе следовало реагировать и на утверждение, будто женщины утрачивают свою женственность в тот момент, когда на призывном пункте садятся в автобусы, которые повезут их на военные базы.

Но реакция ЦАХАЛа показывает, что армии можно подбросить любые, даже самые беспочвенные идеи. Как случилось, что столь абсурдные заявления требуют опровержений со стороны самого начальника генштаба?

Ответ нужно искать там, откуда исходит вопрос. Хотя в ЦАХАЛе разъяснили, что это окончательное уточнение правил, регулирующих совместную службу женщин и религиозных мужчин, противники подобного решения продолжали высказывать свои возражения. Призывы отправить начальника генштаба в отставку за то, что он впервые назначил женщину командиром эскадрильи, и непрекращающиеся призывы раввина Авинера к отказу от совместной службы — лишь отдельные примеры.

В мире, где от абсурдных заявлений только отмахиваются, лучшее, что можно сделать, это просто не обращать на них внимание. В конце концов, не на всякий всхлип депутата кнессета или раввина нужно реагировать. Бесплатная реклама — слишком дорогой подарок.

Но проблема в том, что война на истощение, которую ведут раввины, в конце концов просачивается вглубь. И, перефразируя раввина Левинштейна, постепенно изменяет и заново формирует атмосферу, в которой ЦАХАЛ с течением времени уточняет свои правила.

Таким образом, те, кому дорога самое сущность ЦАХАЛа, не могут себе позволить ее игнорировать. Похоже, наступило время широко отреагировать на действия одной секторальной группы, влияние которой на армию перешло все границы. Раввины, добравшиеся до канцелярии начальника генштаба, должны услышать другую музыку. Настало время здравомыслящему религиозному большинству высказать свое мнение. Пора услышать голоса умеренных раввинов и израильских интеллектуалов — как религиозных, так и светских, чтобы народная армия услышала не только голоса экстремистов, но и глас народа.

Идит Шафран-Гительман, «ХаАрец», М.Р., Ш.Ш. Фото: Эльягу Гершкович

Об авторе: Доктор Шапран-Гительман – ведет исследования в рамках программы национальной безопасности и демократии им. Амнона Липкина-Шахака в израильском Институте демократии.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend