Фото: John Altdorfer, Reuters

Питтсбург: что делать и кто виноват

«Вывод, который я сделал бы из случившегося в Питтсбурге, таков: нельзя проявлять чрезмерную терпимость к антисемитам — ни к нацистам, ни к ультралевым радикалам. К сожалению, и к тем, и к другим в США излишне терпимы, поскольку и те, и другие считаются некой составной частью американской демократии», — сказал в интервью «Деталям» доктор Шимон Крайз — историк, исследователь антисемитизма, преподаватель хайфского, Еврейского и Открытого университетов Израиля.

Террористический акт в одной из синагог Питтсбурга вызвал колоссальный резонанс в США и откликнулся болью в Израиле.  Весьма показательным кажется в этой связи письмо, которое отправил в «Детали» американский журналист и писатель Валерий Дунаевский. Он — житель Пенсильвании, а его дочь живет на расстоянии одного квартала от синагоги «Древо жизни», где и произошло массовое убийство.

По словам Дунаевского, его дочь – врач, и, «как большинство врачей, голосует за демократов. Считает, что контроль за оружием необходим». Далее он пишет:

«Об общих причинах, приведших заурядного шофера к маниакальной ненависти к евреям, его радикализации с последовавшими убийствами, можно говорить много. Но это уже отдельная тема. Вопрос о причинах роста антисемитизма, по сути, не рассматривается СМИ. Левые огульно винят трамповскую риторику, хотя и при правительстве левых он (антисемитизм — прим. Детали) прекрасно существовал и развивался.

Конкретная ситуация в стране характеризуется высоким уровнем нетерпимости в определенных слоях. Антисемитизм — это одно из ее проявлений. Как мы помним, в прошлом году один из сторонников Берни Сандерса обстрелял группу республиканцев-конгрессменов. Одна из них получила тяжелые ранения. Масса людей не погибла только случайно.

Интересно, что в своей слепой ненависти к евреям Роберт Бауэрс не понимал, что члены конгрегации консервативной синагоги, в которой он устроил расстрел, сами, возможно, [находятся[ на протрамповских позициях по отношению к иммигрантам. Так что он, как говорится, лаял не на то дерево».

— И все же я думаю, в целом уровень антисемитизма в Америке ниже, чем в Западной Европе, – продолжил эту тему в разговоре с «Деталями» доктор Крайз. — К тому же, надо отметить еще одну особенность: в Америке процент мусульманских экстремистов от общего количества мусульманского населения намного ниже, чем в Европе. Антисемитизм также встречается среди некоторой части афроамериканцев — хотя есть среди них и противники таких взглядов.

Однако один аспект во всей этой истории долго умалчивался.

— Какой?

— В Соединенных Штатах не запрещены нацистские организации. Например, создать в Германии организацию, которая будет сугубо нацистской, просто нельзя – ее запретят!

— Что не означает, будто там нет таких организаций!

— Они есть. Скажем, национал-демократы заявляют, что они — не за Гитлера, но их взгляды понятны. Однако открыто они их не выражают. Существование откровенно нацистской организации там не разрешат, и в Австрии тоже. А вот в США это считается частью свободы слова! И потому там действуют организованные группы, которые придерживаются откровенно нацистских взглядов.

Правда, они довольно немногочисленны, и в последние годы за ними ничего подобного тому, что произошло в Питтсбурге, не числилось. Откровенно говоря, когда произошел теракт, я подумал, что совершил его, наверное, мусульманский экстремист. Когда выяснилось, что это — нацист, был немного удивлен, если честно — на протяжении многих лет они столь диким образом себя не проявляли. Впрочем, в Америке нередко совершают иррациональные поступки, например, когда бывший выпускник может заявиться в свою бывшую школу и начать просто так стрелять по школьникам…

— Тем не менее, Антидиффамационная лига говорит о тревожной, даже пугающей тенденции. И приводит соответствующую статистику.

— Давайте проанализируем эти цифры. Вот, к примеру: по статистике, десять процентов американцев отрицают Катастрофу. Из чего делается вывод, что эти люди – либо откровенные, либо латентные антисемиты. Но эти данные отражают мнение двух основных групп людей. Одни — да, явные идеологические нацисты, они слышали о Катастрофе, но отрицают ее очевидный факт. А вторая группа людей — обыкновенные невежды, которые действительно не знают, что Гитлер уничтожал евреев! Они вообще не знают, кто такой Гитлер, или кто такой Сталин, они не знают, что шесть миллионов евреев погибло во время Катастрофы.

Подобное есть и в России — там проводили опрос, с целью выяснить отношение различных слоев населения к Ленину, и выяснили, что многие молодые респонденты понятия не имели, кто такой Ленин и зачем о нем спрашивают. Так что вывод, сделанный на основе этой статистики, следует несколько скорректировать: отрицание Катастрофы – вещь прескверная, и невежество тоже — явление не из самых приятных, но это не одно и то же.

— А что Вы скажете об увеличении количества антисемитских инцидентов за последние два года?

— В докладе той же Антидиффамационной лиги говорится, что за два последних года было зафиксировано свыше трех тысяч инцидентов. Я задаюсь вопросом: много это или мало? Для того, чтобы сделать некий четкий вывод, я должен проанализировать внимательно, с одной стороны, в какой последовательности и в какой мере они совершаются, а с другой – как они расследуются, следует ли за совершенным правонарушением наказание. То есть, пресекается ли данный инцидент, если он воспринимается, как антисемитский.

И вот тут надо быть очень внимательным. Бывает, когда растет антисемитизм — а бывает, когда усиливается борьба с ним. То есть, на что-то полиция раньше смотрела сквозь пальцы — будь то словесное оскорбление или хулиганская выходка, не уделяла внимания «этнической» составляющей данного проступка. Но потом случаи начали фиксировать, они попадают в картотеку Антидиффамационной лиги, отношение к ним становится жестче. Понятно, что меняется и статистика.

— Может быть, Антидиффамационная лига сгущает краски или излишне манипулирует фактами?

— Не думаю. Там работают очень серьезные люди, которые внимательно подходят к проблеме. Они озабочены тем, что происходит в Америке. Я понимаю, что если в 2017 году в США было зарегистрировано почти 1300 случаев проявления антисемитизма — на семьдесят процентов больше, чем в 2016 году — то это не может не настораживать. Тем более, что было и физическое насилие, и случаи вандализма, и нападения на еврейские институты. Статистике Лиги можно доверять. Вопрос в другом — как ее интерпретировать. Как рост антисемитизма, или как усиление борьбы с антисемитизмом. Здесь непросто провести какую-то грань.

— Но вы же сами говорите, что данные не могут не настораживать?

— Не надо исключать еще одного фактора. Есть уже те, кто обвинил в случившемся Трампа. Хотя Трамп ни в коей мере никакого отношения к этому теракту не имеет. Он его осудил, как и лидеры Демократической партии. Но надо иметь в виду, что когда обостряются все противоречия в стране, может расти и межнациональная напряженность, хотя ни Трамп, ни его оппоненты этого, конечно же, не хотят.

И среди крайне правых сторонников Трампа, и среди крайне левых сторонников демократов есть антисемиты. Только антисемиты разные. У Трампа – это неонацисты. У демократов – это ультралевые, которые маскируют свой антисемитизм под антисионизм. Не всякая критика Израиля – это антисемитизм, но демонизация Израиля неминуемо перерастает в антисемитизм.

— Какой вывод следует сделать из случившегося в Питтсбурге?

— Нельзя проявлять чрезмерной терпимости к антисемитам — ни к нацистам, ни к ультралевым радикалам. К сожалению, и к тем, и к другим в США излишне терпимы, поскольку и те, и другие считаются некой составной частью американской демократии, но я не уверен, что открытый нацизм должен быть частью демократии. Как мне кажется, надо запретить открыто проповедовать нацизм. Германия или Австрия в этом вопросе ведут себя куда правильнее. Свобода слова не должна распространяться на явных нацистов.

И в то же время я считаю, что нельзя на основе одного случая — пусть даже ужасного, кошмарного, кровавого — сразу делать абсолютные выводы. Я до сих пор считаю, что антисемитизма в США меньше, чем во Франции, или в Бельгии, или в шведском городе Мальме. Ситуацию в Питтсбурге следует рассматривать через призму обострения всех противоречий, чрезмерно обострившейся в последнее время полемики. Все это может в наиболее острых случаях оборачиваться насилием, таких случаев может стать больше. А одними из главных объектов насилия могут, к сожалению, оказаться евреи.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: John Altdorfer, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend