Петр ЛЮКИМСОН: «Почему Ури Ариэль гордится тем, в чем его обвиняют»

Будем откровенны: шум, поднятый газетами и оппозицией вокруг отчета государственного контролера, вряд ли заслуживает избыточного внимания. Отчет вышел довольно скучным: да, недостатков хватает, но системного кризиса явно нет, а государство без  недостатков — это даже подозрительно.

Прессу спас министр Ури Ариэль. Критики нашли, на кого обрушиться – он ведь превратился в объект насмешек еще в 2015 году, когда предложил экстрадировать израильских котов за рубеж вместо того, чтобы их кастрировать. А подарив беспилотник Дмитрию Медведеву, окончательно превратился в ходячий политический анекдот израильской политики.

Ничего он и в этот раз такого из ряда вон выходящего не совершил, чего бы в прошлом не сделал какой-то другой министр — от «Аводы», «Ликуда», от почивших в бозе «Шинуя» или «Кадимы», и всех прочих партий. Поскольку для того партии и входят в правительство, чтоб урывать куски бюджетного пирога для своего электората. А министры идут во власть, чтобы назначать на хорошо оплачиваемые посты своих приближенных. Чтобы те, в свою очередь, обеспечивали им победу на внутрипартийных праймериз.

Помните, как члены Центра «Ликуда» возмущались тем, что мало партия дает? В смысле, не очень спешит трудоустраивать их самих и их людей. Помните, как на на собрании центра «Ликуда» Лимор Ливнат задала с трибуны вопрос: «Неужели мы хотели победы на выборах для того, чтобы раздавать и получать джобы?!» — и зал хором, на едином дыхании ответил «Да!»

Так что Ариэль ничем всех прочих не хуже. Разве что, как у персонажа любого анекдота, у него все приобретает гиперболизированные размеры.

Но чрезвычайно показательно то, что сам Ури Ариэль тоже отнюдь не спешит покаяться. Напротив, он не скрывает, что гордится тем, как потратил эти 110 млн. шекелей, выданных ему на поддержку и развитие населенных пунктов, на усиление в них еврейского присутствия. И вот здесь проявляется явное непонимание между государственным контролером и представителями левого лагеря, с одной стороны, и Ури Ариэлем и израильскими правыми, с другой.

Ведь Ури Ариэль изначально не скрывал, что выбивает эти деньги на создание так называемых «гариней Тора» — то есть анклавов религиозных сионистов в различных городах страны. Хотя саму эту цель в левом лагере считают порочной, но мало кто спорит с тем, что «вязанные кипы», появляясь в том или городе страны, укрепляют его: они служат в армии, работают, в их среде относительно низок уровень преступности, они не конфликтуют со светскими соседями, их учебные заведения, как правило, отличает высокий уровень обучения. И вот эти 110 млн. шекелей были министром Ариэлем розданы тем, кто создает такие анклавы.


фото: Мерказ а-Рав, с Викисклада, CC BY-SA 4.0.

Но тут возникает первая претензия: в комиссию, занимавшуюся распределением денег, вошли его приближенные, и деньги они раздавали другим его приближенным. Ариэль подобное обвинение с негодованием отвергает: да, в комиссию вошли люди, которых он давно знает, но познакомился с ними именно в ходе реализации подобных проектов. Профессионализм свой они доказали, заявляет Ариэль, а что до получателей – да, я хорошо их знал, они ведь уже не раз создавали такие анклавы в различных городах.

«Но как же, — говорится далее в отчете государственного контролера, — вот конкретные данные. По логике вещей, деньги должны были уйти на усиление еврейского присутствия. Где? Понятно, что на периферии, в первую очередь, в Негеве и Галилее, там демографическая ситуация не самая лучшая. Но туда ушла меньшая часть. И в Иерусалим, и в Хайфу – всего по 3%. Зато львиная доля была направлена в центр страны – с тем, чтобы достаться ближайшим соратникам министра».

Если прежний аргумент министра еще хоть как-то можно принять, то с этим – не поспоришь. Например, десятки миллионов шекелей были потрачены на покупку и ремонт здания в арабской части Яффо — для того, чтобы открыть в нем армейскую йешиву и помочь ребятам в вязанных кипах поселиться в этом районе. Ох, какая тогда началась свистопляска в Яффо! Местные арабы заявили, что речь идет о создании здесь незаконного еврейского поселения. Религиозных сионистов обвинили в провокации.

Но йешива в итоге действует, а та история заставила задуматься: можно ли считать даже Яффо находящимся под израильским суверенитетом, если в нем есть районы, в которых евреев считают незаконными поселенцами и в которых им не рекомендовано селиться? Значит, можно сказать, что Ариэль способствовал усилению здесь еврейского присутствия?

Другой город в центре страны, куда была влита значительная часть этих 110 миллионов – Лод. Город, в котором уровень преступности переваливал через край, в котором отношения еврейских и арабских соседей очень напряжены, и евреи покидают его. Появление здесь «вязанных кип», очевидно, изменило ситуацию к лучшему. А в лодские государственно-религиозные школы сегодня едут учиться из ближайших городов, в том числе из суперблагополучного Шохама. Значит, вероятно, и эти миллионы были потрачены не зря?

«Ну, допустим, с Лодом и Яффо понятно, — вправе заметить пристрастный читатель. – но зачем он создавал такой же «Гарин Торани» и в Рамат-Авиве, бросив на это миллионы шекелей?! Что, в этом престижном тель-авивском квартале тоже надо было усилить еврейское присутствие?!», — спросит пристрастный читатель.

И будет прав: здесь, чтобы понять причины действий Ариэля, надо понимать и ход мыслей таких, как он.

Многие религиозные евреи недолюбливают светских обитателей Рамат-Авива, и видят в них не столько своих соотечественников, сколько граждан «Государства Тель-Авив». Но бросать открытый вызов тель-авивцам хайтекники в вязанных кипах, вроде Нафтали Беннета, не станут. По целому ряду соображений. А вот Ури Ариэль и ему подобные привыкли идти напролом.

Но основывать религиозные анклавы в Рамат-Авиве это все же лучше, чем экстрадировать котов. Или дарить беспилотники.

 


Размер шрифта

A A A

Реклама