Первый и последний угон самолета “Эль-Аль”

В 23.07 по среднеевропейскому времени 22 июля 1968 года «Боинг-707» авиакомпании «Эль-Аль» вылетел из римского аэропорта Леонардо да Винчи и взял курс на Тель-Авив. На борту лайнера находилось 38 пассажиров и 10 членов экипажа.

Примерно через 20 минут после взлета, когда самолет находился на высоте 33 000 футов, в кабину пилота (которая тогда не запиралась), вошел худощавый усатый мужчина и стал что-то невнятно выкрикивать на ломанном английском языке.

Командир корабля Одед Абарбанель решил, что направляющийся в Израиль турист просто перепил, и попросил стюардессу водворить его на место. Тут ворвавшийся в кабину пассажир достал пистолет. Второй пилот Моше Пораз попытался выбить оружие из рук нападавшего, но неудачно. В ответ тот дважды ударил Пораза рукояткой пистолета по голове, отправив его в нокдаун. Затем он выстрелил в воздух, лампочка в кабине пилота разлетелась вдребезги, легко ранив Абарбанеля. Продолжая держать командира корабля на прицеле, террорист приблизился к рации и передал в эфир сообщение: «Рейс 426 авиакомпании «Эль-Аль» отменяется. Мы направляемся в Алжир».

В этот момент находившиеся в пассажирском салоне сообщники террориста достали из-под одежды и сумок ручной клади пистолеты и гранаты и велели всем оставаться на своих местах. «Любая попытка неподчинения или сопротивления будет огромной глупостью! – кричали они. – Мы взорвем самолет!» В этот момент, как вспоминала позже стюардесса Нира Авниэли, в салон вошел окровавленный Моше Пораз. «Наш самолет похищен, — с трудом выговорил он. – Я ранен».

Так произошло первое в истории похищение самолета авиакомпании «Эль-Аль». Его осуществили трое боевиков Народного фронта освобождения Палестины. Эта был первый крупный теракт НФОП — леворадикальной организации марксистского толка, созданной в 1967 году. Во главе ее стоял араб-христианин Джордж Хабаш, который родился в Лоде и, вместе со всей своей семьей, покинул город в 1948 году. В Бейруте Хабаш окончил Американский университет и получил диплом детского врача. После этого он переехал в Иорданию, где работал по специальности в лагерях палестинских беженцев.

Как утверждал бежавший на Запад генерал румынской разведки Ион Михай Пачепа, за созданием НФОП стояли советские спецслужбы, а личным куратором Хабаша являлся генерал-полковник Александр Сахаровский, глава Первого Главного управления КГБ, занимавшегося внешней разведкой. «КГБ решил превратить угоны самолетов в орудие террора, — пишет Пачепа в своей книге «Красные горизонты». — В 1971 году, когда я побывал в кабинете у Сахаровского, он показал мне висевшую на стене карту мира, утыканную красными флажками. Каждый флажок означает угнанный самолет, пояснил генерал и добавил: «Захват самолетов – мое изобретение».

В ночь на 23 июля 1968 года, выполняя требование террористов, командир захваченного самолета «Эль-Аль» Одед Абарбанель взял курс на Алжир. Спустя час израильский лайнер совершил посадку в алжирском аэропорту. В тот же день пассажиры, не являвшиеся гражданами Израиля, были освобождены. Ближайшим рейсом авиакомпании «Эйр Франс» их отправили в Париж. После этого в руках террористов остались 22 заложника.

В результате оказанного давления 27 июля алжирские власти приняли решение освободить женщин и несовершеннолетних, находившихся на борту похищенного самолета. Среди них было четверо детей в возрасте 11-17 лет и трое стюардесс – всего десять человек. Из Алжира их отправили в Женеву и далее – в Тель-Авив. Здесь освобожденные сообщили некоторые подробности захвата самолета, хотя составить из них общую картину происшедшего было сложно. Стюардесса Юдит Абенд обняла находившуюся прибывшую в аэропорт жену Одеда Абарбанеля и сообщила ей, что командир, как и другие оставшиеся в Алжире израильтяне, находится в добром здравии. «Алжирцы относились к нам хорошо, и у нас есть основания надеяться, что вскоре все заложники вернутся на родину», — сказала она.

Однако до возвращения находившихся в Алжире израильтян было еще довольно далеко. Боевики НФОП настаивали на освобождении десятков находившихся в израильских тюрьмах террористов, правительство Леви Эшколя категорически отказывалось выполнить это требование. Израиль возложил ответственность за судьбу заложников на власти Алжира, с призывом немедленно освободить заложников к Алжиру обратились Генеральный секретарь ООН, лидеры стран Запада и Международный союз гражданской авиации.

Но день шел за днем, а ситуация никак не менялась. Двенадцать оставшихся в плену израильтян содержались на одной из баз алжирской армии и были лишены всякой связи с внешним миром. Лишь 3 августа правительство Алжира собралось на заседание, посвященное кризису с захватом самолета “Эль-Аль”. Его результатом стало обращение к правительству Израиля с призывом освободить палестинских заключенных. В ответ Леви Эшколь вновь потребовал немедленного возвращения на родину похищенных израильтян без всяких предварительных условий.

12 августа произошло событие, которое, по мнению некоторых, могло ускорить решение проблемы заложников. В этот день в Западной Галилее приземлились два МиГ-17 сирийских ВВС, пилоты которых по ошибке вторглись в воздушное пространство Израиля. В израильской и зарубежной прессе сразу же появились сообщения о том, что по крайней мере один из МиГов может быть обменян на находящийся в Алжире “Боинг”, членов его экипажа и пассажиров. Правительство Израиля поспешило опровергнуть подобные предположения. Сирийские МиГи действительно так и остались в Израиле, а заблудившиеся летчики провели два года в плену, после чего вернулись на родину в рамках обмена пленными с Сирией.

14 августа Международная федерация пилотов гражданской авиации объявила Алжиру бойкот. Это сразу же привело к отмене десятков рейсов и фактически — к воздушной блокаде пособничающей террористам страны. 17 августа правительство Алжира официально заявило, что все заложники будут освобождены. Федерация пилотов отменила свой бойкот. А на следующий день агентство Рейтер сообщило, что Израиль в обмен на своих граждан освободит группу палестинских заключенных. Иерусалим опроверг информацию о готовящейся сделке.

Тем не менее, она все же состоялась. 31 августа все удерживавшиеся в Алжире израильтяне были освобождены. Самолетом авиакомпании “Алиталия” они вылетели в Рим, и на следующий день вернулись на родину. В тот же день Израиль в качестве “гуманитарного жеста доброй воли” освободил из заключения 24 палестинцев. При этом министр иностранных дел Абба Эвен подчеркнул, что никто из освобожденных не принимал участия в вооруженных нападениях на израильтян. Он также заявил, что “гуманитарный жест” правительства не является выполнением условий похитивших самолет боевиков.

Первое в истории похищение самолета “Эль-Аль” по сей день является единственным. После алжирской драмы авиакомпания начала вводить жесткие меры безопасности, включающие тщательный личный досмотр, а иногда и настоящий допрос пассажиров. Во многом благодаря этим мерам, зачастую вызывающим возмущение спешащих на посадку граждан, вот уже в течение полувека самолеты “Эль-Аль” остаются неуязвимыми для террористов, а сама авиакомпания снискала себе репутацию одной из самых надежных и безопасных в мире.

Борис Ентин, «Детали»

Фотоиллюстрация: самолет Boeing 707-458 компании «Эль-Аль» в парижском аэропорту «Орли», 1978, cropped.
Фото: Michel Gilliand, Wikipedia commons License 1.2

 

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend