By Bain News Service, Public domain, via Wikimedia Commons

Первый еврейский линч в Америке

В центре Атланты (штат Джорджия) 27 апреля 1913 года, в три часа ночи, в подвале карандашной фабрики ночной сторож обнаружил в куче стружек обезображенный труп тринадцатилетней Мэри Фэгэн, которая работала на фабрике. Из глубокой раны на голове еще сочилась кровь. Нижнее белье было разорвано, хотя признаков изнасилования не было. Рядом валялась записка, видимо написанная убитой девочкой: «Ма это сделал негр я пошла вскипятить воду и он заволок меня в эту дыру высокий негр это он был он сказал что будет меня любить ложись высокий негр…»

Полиция задержала подозреваемых, среди которых был и чернокожий сторож, обнаруживший труп. На следующий день главным подозреваемым стал управляющий карандашной фабрики, еврей Лео Франк.

На первом допросе, нервничая и путаясь, Франк показал, что Мэри приходила к нему получить жалованье, что он ей выплатил его и Мэри ушла.

Еще через день в мастерской напротив конторы Лео Франка нашли клочья волос Мэри Фэгэн. Были обнаружены также следы крови. Cторож сообщил полиции, что в день гибели девочки Франк просил его прийти пораньше, но, когда он пришел, велел идти домой и вернуться в обычное время.

Путаница в показаниях Франка и давление возбужденной толпы сделали свое дело: Лео Франка арестовали.

Арест северянина, да еще еврея, вызвал ликование жителей Атланты: на американском Юге не терпели северян и не хотели допускать чужаков, в особенности иммигрантов, и тем более евреев.

Но в начале века как раз евреи и составляли в городе самую большую группу иммигрантов из России, которых южане называли «христопродавцами» и винили во всех стихийных бедствиях и в личных неудачах.

После ареста Лео Франка подружка убитой Мэри рассказала следователю, что та боялась управляющего, который начал к ней приставать. Полицейский, дежуривший в городском парке, клялся, что видел Франка в кустах с молоденькой девушкой. А содержательница публичного дома сообщила, что в день убийства Франк звонил ей несколько раз и заказал отдельную комнату. И полицейский, и содержательница публичного дома позднее отказались от своих показаний, но у жителей Атланты уже сложился образ еврея – растлителя малолетних.

По городу поползли слухи, что готовится нападение граждан на тюрьму, где содержится Лео Франк, чтобы его линчевать.

Однако до суда Линча еще не дошло, когда начался судебный процесс.

Государственное обвинение строилось на показаниях черкожего уборщика на фабрике, Джима Конли. Он утверждал, что Франк дал ему двести долларов за то, чтобы перенести труп девочки в подвал. Конли уже несколько раз отбывал тюремные сроки за воровство, и его неоднократно арестовывали за хулиганство.

Адвокат Лео Франка, ссылаясь на свидетелей защиты, доказывал, что его подзащитному просто не могло хватить времени, чтобы совершить приписываемое ему преступление, если учесть распорядок того дня Франка, когда нашли труп девочки. Сам Лео Франк категорически отрицал свою вину.

Но массовая истерия уже проникла в зал суда и повлияла на присяжных. По городу ползли слухи, будто евреи собрали сотни тысяч долларов, чтобы подкупить суд. Адвокат Франка получал анонимные письма одинакового содержания: «Если Франка не повесят, мы вздернем тебя». Присяжным угрожали судом Линча, если они не приговорят к смерти «этого проклятого жида». Толпа, осаждавшая здание суда, ревела: «Линчевать его, свернуть этому еврею шею!»

Присяжные заседали не меньше четырех часов и признали подсудимого виновным.

Судья приговорил Лео Франка к смертной казни через повешение.

Вскоре после вынесения приговора адвокат бывшего подозреваемого, уборщика Конли, сделал сенсационное заявление: его клиент и есть убийца, а Лео Франк невиновен. На это заявление никто не обратил внимания.

Процедура обжалования приговора тянулась свыше двух лет, пока губернатор штата, за несколько дней до ухода со своего поста, не заменил Франку смертную казнь пожизненным заключением.

В Атланте это вызвало взрыв ярости.

Вооруженные банды бесчинствовали на улицах, многие евреи заперлись в своих домах.

Огромная толпа с винтовками и динамитом осадила губернаторский дом, и только вмешательство полиции спасло губернатора от расправы.

16 августа 1915 года семьдесят пять южан, называвших себя «Рыцарями Мэри Фэгэн», вломились в тюрьму, где содержался Лео Франк, заковали его в наручники и повесили на дубе в соседнем лесу.

Обезумев от ужаса, ожидая неизбежного погрома, более половины еврейского населения Атланты покинуло город.

Через несколько лет в Атланту приехал голландский журналист Пьер ван Пассен и получил доступ к судебным архивам, где хранились документы по делу Лео Франка. «Я обнаружил конверт, в котором было несколько рентгеновских снимков. Перед тем как убитая девочка была задушена, ее укусили в плечо и в шею, а рентгеновские снимки укусов совершенно не совпадали со снимками зубов Лео Франка, которые лежали в том же конверте».

Ван Пассен обратился в местную газету с предложением опубликовать серию статей для восстановления доброго имени Лео Франка. Издатель согласился. Но руководители еврейской общины города воспротивились из опасения, что публикация может «вызвать новую вспышку антисемитских настроений и самые неприятные последствия для общины», как они написали издателю газеты.

А через шестьдесят девять лет газеты опубликовали письмо восьмидесятитрехлетнего Алонцо Манна, единственного живого свидетеля по делу Франка.

Он писал, что в 1913 году работал посыльным на фабрике Франка, но никто и не подумал обратиться к нему, а действовать самому у него не хватило мужества. Только теперь кто-то направил к нему репортеров, и он рассказал им правду.

В день убийства Мэри Фэгэн четырнадцатилетний Алонцо вошел в здание фабрики и у входа в подвал увидел уборщика Джима Конли, несшего на плече белую девочку, которая показалась ему мертвой. Конли обернулся и увидел Алонцо. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Потом Конли сказал: «Если расскажешь кому-нибудь — зарежу…»

Тем не менее, заслушав свидетельские показания Алонцо Манна, сенатская комиссия штата Джорджия отклонила прошение трех юристов о посмертной реабилитации Лео Франка. Как сказал председатель Антидиффамационной лиги, «если труп способен плакать, то труп Лео Франка сегодня плачет».

Понадобилось еще четыре года, чтобы сенатская комиссия посмертно помиловала Франка, но не потому, что признала окончательно доказанной его невиновность, а потому, что «власти штата Джорджия не сумели ни защитить Лео Франка, ни предать суду его убийц».

Владимир Лазарис. Фото: Bain News Service, Public domain, via Wikimedia Commons 

На фото: Лео Франк (1884 – 1915)


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend