Первое судно под еврейским флагом

29 сентября 1933 года из датского порта Орхус, расположенного на восточном берегу полуострова Ютландия, в море вышло небольшое судно с грузом соевых бобов на борту. Это ничем непримечательно, казалось бы, событие оказалось историческим. Над двухмачтовой шхуной «Эммануэль» реяло бело-голубое знамя с шестиконечной звездой. Впервые в новейшей истории в морские просторы вышло судно под еврейским флагом. Его, специально для этой цели, пошили девушки из общины датского города Ольборг, расположенного в сотне километров от Орхуса.

Судном управлял совсем юный капитан – Арье Гревнев, ему был 21 год. Именно по его решению и по его эскизу был пошит бело-голубой флаг для «Эммануэля». Так Гревнев воплотил свою мечту о создании еврейского флота, которой он заболел еще подростком – с тех пор как начал изучать морское дело под руководством инженера Меира Гурвица, преподававшего математику в тель-авивской гимназии «Герцлия». Гревнев, воспитанник гимназии, был одним из его любимых учеников. Он отличался не только блестящими способностями к учебе, но и незаурядной смелостью и находчивостью.

Эти качества быстро пригодились Гревневу в море. Время от времени воспитанники Гурвица на небольших суденышках выходили в плавание вдоль средиземноморского побережья. Как-то раз, когда они стояли на рейде возле Бейрута, с находившегося рядом французского корабля, за борт упал один из моряков. Гревнев, не раздумывая, бросился в воду и пришел на помощь начавшему захлебываться французу. Еще одного человека – сотрудника бельгийского консульства в подмандатной Палестине – он спас у берегов Тель-Авива. Было ему тогда всего 16 лет. А в семнадцать Гревнев был уже вольнослушателем Морской академии в Антверпене. Одновременно с учебой он ходил в море на торговых судах – подрабатывал и набирался столь необходимого ему опыта.

Окончив академию в 1931 году, Гревнев вернулся в Эрец Исраэль и сразу же начал преподавать в морской школе «Звулун», которой руководил его учитель – Меир Гурвиц. По воспоминаниям современников, он жил морем. Практически все время проводил со своими учениками в школе. Принимал активное участие в планировке и строительстве тель-авивского порта. И строил планы по созданию еврейского флота, несущего национальные знамена, а не флаги подмандатной Палестины.

Конечно, были в Эрец Исраэль и другие люди, страстно стремившиеся к той же цели. Например, Глеб Боевский – глава морской организации «Бейтара» в Тель-Авиве. Именно под его руководством в 1925 году была построена шхуна «Халуц» – первое в Эрец Исраэль судно, находившееся в еврейской собственности. Но Боевский был настоящим морским волком, бывшим офицером Балтийского флота, потомственным моряком, не мыслившим себя вне моря. А Лева Гревнев родился в маленьком городке Ичня в Черниговской губернии, за сотни верст до ближайшего берега. Только в возрасте 10-ти лет он впервые увидел море – когда вместе с родителями и сестрой Нюсей он отправился на корабле в Эрец Исраэль.

Это была любовь с первого взгляда. В Тель-Авиве семья Гривневых поселилась недалеко от берега – на улице Бограшов, в только что построенном квартале Нордия. Практически все свободное время Лева, которого в Эрец Исраэль стали называть Арье, проводил со своими друзьями на море.

И вот мечта сбылась – корабль под еврейским флагом с еврейским экипажем на борту вышел в открытое море! Омрачить радость Гревнева не смогли все многочисленные трудности первого рейса. Путь из Орхуса в Антверпен в те дни занимал четыре дня, «Эммануэль» прибыл в порт назначения спустя полтора месяца.

Неприятности начались уже при выходе из порта Орхуса – «Эммануэль», совершив неудачный маневр, врезался в причал. Затем, войдя в Кильский канал, соединяющий Балтийское и Северное моря, еврейская шхуна протаранила немецкое судно. Между двумя капитанами завязался спор о выплате компенсаций. В конце концов, конфликт удалось решить извинениями. Но, выйдя в Северном море, «Эммануэль» попал в шторм. Сильный ветер порвал паруса, и маломощный мотор шхуны заглох. Все попытки встать на якорь оказались безуспешными, и, в конце концов, «Эммануэль» сел на мель.

На помощь еврейским морякам пришел голландский корабль, отбуксировавший шхуну с заглохшим мотором в порт Делфзейл на северо-востоке Нидерландов. Однако оплатить эту услугу Гревневу было нечем. Экономя средства, он, перед выходом в море, не оформил страховку на подобный случай. В результате «Эммануэль» простоял в Делфзейле пять недель. Только после того, как евреи Амстердама смогли собрать нужную сумму и уплатить долг капитану голландского корабля, шхуна под бело-голубым флагом, вновь вышла в путь.

В Антверпене «Эммануэль» ждал теплый прием, организованный еврейской общиной города. Появление в порту судна под бело-голубым знаменем с магендавидом, вызвало у местных евреев прилив энтузиазма и гордости. Многочисленные еврейские газеты Бельгии и других европейских стран с восторгом писали об историческом событии – впервые за 2000 лет над морем вновь реет флаг народа Израиля!

Шум вокруг этого привел к курьезу – некто решил, что флаг, поднятый на «Эммануэле» был изготовлен 2000 лет назад. Из Бельгии шхуна отправилась в Англию и в декабре 1933 года встала на якорь в порту Саутгемптона. В субботу, когда вся команда «Эммануэля» отправилась на молитву в местную синагогу, неизвестные проникли на борт корабля и похитили бело-голубой стяг. Британская полиция быстро вышла на след преступников. Выяснилось, что похищение флага организовал некий богатый еврей, решивший завладеть «бесценной археологической находкой». При посредничестве раввина Саутгемптона бело-голубое знамя было возвращено на «Эммануэль». Арье Гревнев заявил, что не имеет никаких претензий к похитителям, и дело было закрыто. Вскоре еврейская шхуна покинула Саутгемптон и перешла в Пул – небольшой британский порт на берегу Ла-Манша. Команда «Эммануэля» начала готовиться к выходу в следующий дальний рейс – в Грецию.

Это плавание оказалось последним в краткой истории «Эммануэля», оказавшейся трагической. 30 января шхуна с грузом строительных материалов покинула Пул и взяла курс на Бискайский залив. Легкий попутный ветер дул в паруса, и первые дни плавания прошли благополучно. Но, когда 3 февраля судно достигло юго-западной части Бискайского залива, погода стала стремительно портиться. Порывы сильного ветра сменились девятибалльным штормом. Порывы ветра достигали скорости 75-85 километров в час, высота волн – 7-10 метров. Для небольшой шхуны это было слишком. «Эммануэль» затонул, по всей видимости, где-то в районе северно-западного побережья Испании.

На борту судна находился экипаж в составе семи человек. Никому из них выжить не удалось. Трое из них – Арье Гревнев, Биньямин Левин и Элиягу Розин – были жителями Эрец Исраэль. Другие четверо были еврейскими гражданами Польши, Германии, Австрии и Нидерландов.

Так «Эммануэль» вошел в историю не только как первый корабль, вышедший в море под еврейским флагом, но и как первое затонувшее еврейское судно. Его судьбе посвящена экспозиция в Морском музее Хайфы. В 1950 году в тель-авивский муниципалитет поступило предложение назвать одну из улиц города именем Арье Гревнева. Одним из тех, кто подписал его, был Меир Гурвиц – первый наставник Гревнева в морском деле. Но, по различным бюрократическим причинам, до рассмотрения этого предложения дело так и не дошло.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Нир Кафри

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend