В Палестине Первая мировая война не закончилась

Первая мировая война традиционно рассматривается, как война европейская, но она оказала существенное влияние на Ближний Восток — как разрушительное, так и созидательное. В Европе торжественно отметили 100-летие окончания Первой мировой войны. Но на Ближнем Востоке после раздела Османской империи мир так и не наступил. Спустя столетие арабы и евреи по-прежнему сражаются за землю, освобожденную от власти турок.

Наверное, именно поэтому на Ближнем Востоке столетняя годовщина окончания войны прошла почти незамеченной. В этом заключается ирония истории — великая война повлияла на ближневосточный регион значительно больше, чем принято думать…

Спустя столетие, оглядываясь назад, можно сказать, что Первая мировая война не только сформировала современный Ближний Восток, каким мы его знаем, но в некоторых его регионах, таких, как Палестина, она никогда не заканчивалась. Едва ли где-либо еще драма войны и ее надолго затянувшихся трагических последствий ощущались так остро, как в Палестине.

«Год саранчи» — дневники арабского солдата Ихсана Турджмана, призванного в армию Османской империи, и опубликованные в 2015 году издательством калифорнийского университета, описывают эту мрачную реальность во всех ее деталях.

Дневники Турджмана – это история эйфории и разочарования, надежды и отчаяния, победы и поражения, одним словом, драмы, развернувшейся во время войны в Палестине. Его военные дневники рисуют яркую картину повседневной жизни в осажденном Иерусалиме, его опустевшых переулках и разрушенных кварталах, наполненных голосами улицы и грохотом взрывов.

Великая война несла разрушение Палестине и ее народам, арабам и евреям. Согласно ряду источников, Великая Сирия, в которую входила Палестина, понесла едва ли не самые тяжелые потери в этой войне, лишившись шестой части своего населения.

Жертвами становились как мирные жители, так и те, кто был вовлечен в военные действия. «Да защитит нас Аллах от трех язв: войны, саранчи и болезней», — делился Турджман сокровенными мечтами со своим дневником. Многие стали жертвами военно-морской блокады, введенной англичанами, перекрывшими поток продовольствия в порты Яффо и Бейрута. Другие погибли от голода в результате продразверстки и конфискации урожая, которые проводила османская армия.

Разрушение городской и сельской жизни достигло библейских масштабов. Вторгшаяся в страну саранча пожирала урожаи и листья деревьев. Налеты и бомбардировки английских самолетов не прекращались ни на день. Деревни были истощены – молодые мужчины ушли на фронт, бушевали холера и тиф, которые косили людей тысячами. Турецкая армия вырубила деревья для топлива паровозам. Среди наиболее пострадавших городов оказался Иерусалим.

Турджман писал: «Иерусалим не видел худших дней. Хлеб и запасы муки почти полностью исчерпаны. Каждый день я прохожу мимо пекарни и вижу множество женщин, возвращающихся домой с пустыми руками. В течение нескольких дней муниципалитет раздавал беднякам черный хлеб, какого я прежде не видел. Люди до полуночи стояли в очереди, дрались за этот хлеб. Но теперь нет и такого».

Турджман принадлежал к поколению арабской молодежи, знавшей цену власти турок. Он был свидетелем того, с какой жестокостью они относились к своим палестинским подданным, и видел в этом предвестие поражения Османской империи. Арабских солдат пытали и публично казнили. Многие мирные жители, мусульмане, христиане и евреи томились в трудовых лагерях в Сирии. Другие бежали из страны.

Турджман предвидел неизбежный крах Османской империи и завершение войны. «Мы говорили об этой ужасной войне, о том, как долго она продлится, какой будет судьба Османской империи. Мы все согласились, что дни ее сочтены, ее распад неизбежен».

Поскольку судьба Османской империи неразрывно связана с судьбой Палестины, Турджман не мог избежать рокового вопроса: «Но какова будет судьба Палестины?» Так он писал в 1915 году, до появления в 1917 году Декларации Бальфура, которая определила судьбу Палестины.

Англичане раздавали арабам обещания, но вели сложную игру. Как выяснилось, во время переговоров с шерифом Хусейном, возглавившим великое арабское восстание, англичане также вели переговоры с лидерами сионистов, такими, как Хаим Вейцман, о перспективах создания национального дома для еврейского народа в Палестине.

Ихсан Турджман, мечтавший после войны получить образование в Европе и жениться на своей невесте, не дожил до того дня, когда спустя 30 лет английские войска ушли из Палестины: турецкий офицер застрелил его в приступе ярости.

Вскоре после этого Израиль провозгласил независимость, следствием чего стали война и арабо-израильский конфликт, который превратил создание независимого арабского государства в Палестине в далекий мираж. Спустя столетие арабы и евреи продолжают сражаться за землю, освобожденную от Османской империи, как будто мировая война никогда не заканчивалась. Оглядываясь назад, можно сказать, что война, которая должна была положить конец всем войнам, стала началом всех войн в Палестине.

Серадж Асси, «ХаАрец», М.Р.
На фото: генерал Алленби вступает в Иерусалим, 1917.
Фото: Eric Matson, GPO, национальная фотоколлекция.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend