«Парад гордости» — без арабов

«Мать по-прежнему поддерживает со мной отношения, но отец порвал со мной связь, как только я перестал делать тайну из своих гомосексуальных наклонностей, — говорит Туафик (настоящее имя хранится в редакции). Ему 29 лет, он родился и вырос в Восточном Иерусалиме, хотя сам считает деление города на две части формальным и сугубо политическим: «Это один город — пусть даже арабы и в самом деле преимущественно живут в его восточной части».

Парад гордости, который проходит в Иерусалиме сегодня — с 16.00 2-го августа — станет, как считают его организаторы, венцом целой череды протестных акций, которые все последние недели проводит ЛГБТ-община Израиля. И хотя иерусалимская полиция основательно подготовилась к защите шествия, в нем примут участие не все, кто хотел бы. Там будут иерусалимцы и жители других городов Израиля, ивритоизычные израильтяне и туристы, говорящие на многих других языках мира. Но там не будет арабов. Их община все еще очень далека от толерантного отношения к тем, кто рискнул открыто заявить о своих нетрадиционных сексуальных предпочтениях. Иначе говоря, «вышел из шкафа».

Свою семью Туафик в беседе с «Деталями» описывает как материально обеспеченную и сравнительно светскую. Он закончил Иерусалимский университет, получил первую академическую степень по бухгалтерскому учету и бизнес-менеджменту. Три года назад переехал в Тель-Авив, где теперь и живет со своим партнером. Работает в сфере компьютерного дизайна.

— В Тель-Авиве я ощущаю себя в безопасности. Это — главная причина, по которой я именно тут и живу, — говорит Туафик, в иврите не слышно даже малейшего акцента. — На первых порах было трудно найти квартиру на съем, потому что я араб. Но с тех пор я поменял уже три квартиры, и никаких проблем не возникало.

— Каково это — быть ЛГБТ в арабской среде?

— Невозможно дать однозначный ответ. Зависит от региона и от слоя общества. Когда я учился в университете, это вообще не могло быть предметом обсуждения. Сегодня среди людей образованных, в кругах более высокого социо-экономического уровня, легче объявить о своей гомосексуальности. Я знаю людей, которые в пределах своей общины не афишируют свои сексуальные предпочтения. Они выезжают за пределы города, чтобы побыть вместе, но дома не дают понять, что они – пара. В любом случае, они не могут жить вместе.

— То есть вообще нельзя в арабской среде декларировать свою гомосексуальность?

— В больших городах, скажем, Хайфе, это проще, чем в небольшой деревне. Но, конечно, очень многое зависит от семьи и региона.

— Что происходит, когда в регионе, где проявления гомосексуализма начисто неприемлемы, выясняется, что некто – гомосексуал?

— Сегодня в арабском обществе куда меньше насилия, чем в прошлом. Реакция может быть разной. С таким человеком могут поговорить, указать ему, что подобный образ жизни недопустим, и на этом успокоиться. Второй вариант – могут изгнать его из семьи, а то и вынудить уехать из города. И третий — сказать: «Среди нас веди себя так, как здесь принято, а за пределами квартала, деревни или страны живи как хочешь».

— СМИ периодически сообщают о случаях «убийств с целью сохранения чести семьи». Речь идет, обычно, об убийствах женщин, якобы нарушивших кодекс поведения. Случалось ли, что убивали мужчин-гомосексуалов?

— О подобном на территории Израиля я не слышал. В ПА это возможно, слышал об одном-двух случаях. Неважно, идет ли речь о женщине или мужчине — но сейчас такое происходит значительно реже, ведь никто не хочет пойти в тюрьму за то, что кто-то в семье оказался геем.

И вновь, все зависит от конкретного места. В Рамалле, насколько мне известно, гомосексуализм более приемлем, чем в других местах. Но вообще, конечно, арабское общество в целом куда более консервативно. Женщинам приходится намного сложнее. Женщина в арабском мире и в целом пользуется значительно меньшей свободой, чем на Западе, лесбиянкам тоже порой приходится вступать в традиционные браки.

В арабских странах с относительно либеральными порядками — в Ливане, Иордании, Египте, государствах Северной Африки — ЛГБТ-община все же развивается. Там, конечно, не Запад и не Израиль, но все же в умеренных арабских странах перемены ощутимы. Мир стал более открытым. Фильмы, видеоклипы, которые создает молодежь, достигают и арабских стран, и оказывают влияние на положение ЛГБТ сообщества. Их не сравнить с Саудовской Аравией или Ираном, в которых положение ЛГБТ по прежнему очень тяжело.

Максим Рейдер, «Детали». Фото: Эмиль Сальман

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend