Израильский пост в «Твиттере» вызвал панику в Пакистане

Публикация о том, что израильский самолет приземлился в Пакистане, привела к взрыву слухов, ожесточенным обвинениям, категорическим опровержениям — и кризису нового правительства Имрана Хана. Был ли это очередной «сионистско-индуистский заговор»? Действительно ли есть шанс, что Пакистан признает Израиль?

Когда редактор выпуска «ХаАрец» на английском языке Ави Шарф написал в своем «Твиттере» 25 октября, что «израильский бизнес-джет вылетел из Тель-Авива в столицу Пакистана Исламабад, и через 10 часов вернулся обратно», — ни он, ни кто-либо другой не мог представить, сколь драматичную реакцию вызовет это сообщение.

К вечеру 26-го машина слухов на урду и на английском в Исламабаде уже работала на полную катушку. Сообщества в соцсетях и самые известные журналисты предположили, что глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу тайно посетил Исламабад, точно так же, как несколько раньше он нанес беспрецедентный визит в Оман. К слову, сразу после вояжа Нетаниягу в гости к султану Кабусу министр культуры и спорта Израиля Мири Регев впервые приняла участие в церемонии награждения победителей международного турнира по дзюдо в Абу-Даби. Там же впервые на соревнованиях в мусульманской стране прозвучал израильский гимн «Хатиква».

Ни Оман, ни Пакистан не имеют дипломатических отношений с Израилем. Однако, даже когда Маскат призывает к официальному признанию Государства Израиль, маловероятно, что Исламабад последует этому примеру.

Ярким свидетельством этого является возмущенная реакция на саму мысль о том, что израильский самолет может проникнуть в воздушное пространство Пакистана. Слух о якобы имевшей месте посадке израильского самолета муссировался в местных СМИ весь уик-энд. Он же стал поводом для очередного залпа в словесной войне между лидером правящей партии Терик-и-Инсафом и главой оппозиционной «Пакистанской мусульманской лиги» Навазом Шарифом, причем последний потребовал подробных объяснений.

Управление гражданской авиации Пакистана (УГА) отрицает, что израильский самолет приземлялся в Исламабаде. Однако поскольку упомянутое воздушное судно зарегистрировано на острове Мэн, позиция УГА Пакистана формально безупречна, кому бы реально ни принадлежал  самолет.

Правительство Пакистана не только категорически отвергло идею, что израильский самолет может приземлиться в Исламабаде, но и  заявило, что сама публикация в интернете о якобы имевшем месте событии — это часть старо-нового «сионистско-индуистского заговора» против Пакистана. По словам президента Пакистана, «Исламабад не устанавливает никаких отношений с Израилем».

Федеральный министр информации Фавад Чаудхри сказал, что цель «сионистско-индуистского заговора» состояла в том, чтобы отвлечь внимание международного сообщества от «черного дня Кашмира» – ежегодных акций протеста против оккупации Индией этой спорной территории. Чаудхри добавил: Индия и Израиль сговорились, чтобы отвлечь внимание от нарушений ими прав кашмирцев и палестинцев, и подвергнуть сомнению основательность претензий Пакистана на Кашмир.

После победы на выборах в июле с.г. наиболее насущной потребностью премьер-министра Имрана Хана было противостояние экономическому кризису в стране. На прошлой неделе Пакистан получил спасительный пакет в 6 млрд. долларов от Саудовской Аравии, так как в настоящий момент Эр-Рияду остро нужны  союзники и партнеры после убийства журналиста Джамаля Хашогги. Ради этих денег Пакистан готов был поставить под угрозу свои связи с Турцией. Исламабад и Анкара заметно сблизились при предыдущем пакистанском правительстве.

Оман призвал признать Израиль и намекнул на возможное официальное признание еврейского государства Советом сотрудничества стран Персидского залива. Есть признаки того, что страны Персидского залива и Саудовская Аравия окончательно и бесповоротно откажутся от своей позиции, которая заключается в неприятии нормализации отношений с Израилем. Резонно было бы ожидать, что Исламабад последует этому примеру, учитывая его историческую привязанность к политике и подходам Саудовской Аравии и нынешнюю углубляющуюся экономическую зависимость Исламабада от Эр-Рияда.

пакистанский журналист Кунвар Хульдун Шахид, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Pixabay.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend