Ольга ИВШИНА, из Лондона: «Паники нет, есть страх… Нападение очень вероятно, но не неизбежно. Еще несколько дней назад уровень был критическим»

Растет число пострадавших от очередного террористического акта в Лондоне; спецслужбы сообщают о семерых погибших и пятидесяти раненых. Ольга Ившина, корреспондент русской службы BBC, рассказала «Деталям» о подробностях трагедии, случившейся на Лондонском мосту.

Из того, что известно на данный момент: автомобиль выехал на тротуар на Лондонском мосту, сбил пешеходов, после чего на большой скорости двинулся в сторону рынка Боро. Здесь из машины выскочили несколько человек (по данным полиции — трое), вооруженных холодным и огнестрельным оружием, и напали на людей, отдыхавших в местных барах. Одной из девушек, по свидетельствам очевидцев, было нанесено более 10 ударов ножом.

— Наверное, надо начать с того, — говорит Ольга Ившина, — что если теракт на Вестминстерском мосту, который был совершен в марте нынешнего года, стал своего рода знаком угрозы властям – ведь правительственные здания расположены неподалеку — то нынешний, на Лондонском мосту, ставил, по всей видимости, другие цели.

— Что Вы имеете в виду?

— Понимаете, он произошел, скажем так, в тусовочном районе, в месте, где огромное количество пабов, ресторанов, всевозможных клубов. Это место, где всегда много туристов, недаром среди погибших и пострадавших есть иностранцы.

— То есть это именно целенаправленный удар по простым людям. Может быть, для того, чтобы посеять панику? Как Вы считаете, Ольга, возникли панические настроения у горожан?

— Внешне жители Лондона спокойны, паники нет. Но страх, безусловно, появился. И это то, чего не было во время теракта на Вестминстерском мосту.

— Почему Вы так думаете?

— Знаете, так получилось, что я освещала события, связанные и с террористическим актом, который случился в марте, и с терактом, произошедшим в Манчестере, и могу оценить настроения после того, что произошло третьего июня. Так вот, на Вестминстерском мосту я была буквально через полчаса после случившегося, беседовала с очевидцами трагедии, и они вели себя спокойно, без истерик. Могу со всей уверенностью сказать, что никакой паники тогда не было.

— Чем это объяснить?

— Дело в том, что на протяжении более чем двух лет британские спецслужбы предупреждали о грозящей опасности, возникшей в связи с активизацией радикальных исламских элементов; говорили об угрозе, исходящей цивилизованному миру от боевиков Исламского Государства. Проводились даже учения, в ходе которых людям объясняли, как себя надо вести в случае теракта. Вот почему во время мартовского инцидента люди себя вели так, как им до того объясняли.


После манчестерского кровопролития ситуация начала меняться в худшую сторону, появился тот самый страх, о котором я говорила. Люди ходят по улице, озираясь. Звучащие то и дело сирены настроения тоже не улучшают. В полицию стали поступать многочисленные сообщения о подозрительных личностях или о подозрительных предметах.


— Есть ли какая-то информация от британских спецслужб?

— Не могу сказать, что ее много. К примеру, известно, что у национальной службы безопасности Великобритании – МИ5 – в разработке порядка трех тысяч человек. Иначе говоря, под подозрением. Они выявили уже более пятисот возможных сценариев нападений с участием террористов. За последние четыре года МИ5 удалось, благодаря полученной информации, предотвратить восемнадцать попыток совершения терактов. Но, как я полагаю, сегодня им становится все сложнее и сложнее контролировать ситуацию. Три последних теракта – тому свидетельство.

— Что вообще такое «мусульманская община Лондона» — которая насчитывает, по некоторым данным, до семисот тысяч человек?

— На мой взгляд, она, как ни странно, делится не по религиозному принципу, а по странам происхождения. Исламская диаспора в британской столице, безусловно, неоднородна, разрознена. Скажем, выходцы из Пакистана практически не общаются с выходцами из Ливии, при этом в ливийской общине есть те, кто поддерживает Каддафи, а есть те, кто – напротив – стоял в жесткой оппозиции к ливийскому диктатору.

— Как они реагируют на случившееся?

— Большинство, безусловно, осуждают происходящее. А в Манчестере таксисты-мусульмане, оказавшиеся рядом с местом трагедии, безвозмездно развозили людей.

— Что говорят по этому поводу официальные власти?

— Тереза Мей, премьер-министр Великобритании, 23 мая сказала буквально следующее: мы делаем все возможное, но готовьтесь к тому, что нас ждут новые теракты.

— Как в воду глядела…

— Насколько мне известно, у нас сейчас объявлен так называемый «оранжевый уровень» — то есть предпоследний уровень угрозы. Это означает, что нападение очень вероятно, но не неизбежно. Еще несколько дней назад уровень был «критическим».

Марк Котлярский, «Детали». На фото: Ольга Ившина, корреспондент русской службы BBC.
Фото предоставлено Ольгой Ившиной


Размер шрифта

A A A

Реклама