Обвинитель по делу Нетаниягу обвинен в сексуальных домогательствах

Сотрудник прокуратуры Иерусалимского округа Ури Корев был обвинителем по делу бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта и принимал участие в расследовании в отношении нынешнего главы правительства Биньямина Нетаниягу. Но его самого заподозрили в сексуальных домогательствах к своей подчиненной. Однако в процессе против Корева остались вопросы, на которые нет ответов.

Сегодня, 4 года спустя после того инцидента, в этом деле все еще больше тайного, чем явного. Известно, что была первичная проверка, которая не закончилась; что было уголовное расследование, которое прекратилось. В настоящее время дело проверяется Управлением госслужбы, и немногие захотят предсказать результаты этой проверки.

Лишь одно несомненно: старший прокурор Иерусалимского округа, видимо, уже не сможет выступать от имени прокуратуры. С его карьерой покончено. Однако эта история куда сложнее, чем вопрос о продлении карьеры Корева. В ней много неясного.

Почему юридический советник правительства Авихай Мандельблит решил забрать это дело у ответственной за расследование сексуальных преступлений в Управлении госслужбы, и передать его в военную прокуратуру, у которой нет опыта в таких делах? Как случилось так, что именно в тот момент, когда прокурор — подчиненная Корева, собралась подать жалобу для начала дисциплинарного процесса, было решено открыть уголовное дело? Кто оказывал на нее давление, чтобы она не подавала жалобу? Пытались ли закулисными играми разрушить карьеру воинственного обвинителя по делу Нетаниягу — или только замять дело и спасти его?

Однако главный вопрос —  почему четыре года назад прокурор не подала в полицию заявление против Корева? «У нее муж и трое детей, и она не имеет ни малейшего желания заниматься этим процессом, — сказала одна из начальниц потерпевшей. – Она не первая, кто приняла решение не жаловаться».

Действительно, она не единственная женщина-юрист, плоть от плоти системы, которая не доверяет прокуратуре и полиции, и предпочитает не подавать официальное заявление. Три года назад, например, судья мирового суда рассказала своим близким о том, что была изнасилована полицейским. Но на этом все и закончилось.

Сотрудница прокуратуры предпочла просить перевода в другое подразделение, и ей было это разрешено. Она оставила свое место, и до ноября прошлого года никто не вспоминал об этой истории. Однако затем коллеги женщины рассказали своему начальству в прокуратуре, что она не просто так хотела перейти в другое место, а стремилась оказаться подальше от Корева. Узнав об этом, начальство распорядилось начать тайную проверку. И вначале прокурор, вроде бы, выразила готовность подать жалобу — но при условии, что это будет дисциплинарный, а не уголовный процесс. Было получено разрешение начать дисциплинарный процесс — и тут дело приобрело неожиданный поворот: помощник юридического советника правительства позвонил ответственному за расследование дисциплинарных нарушений и велел ему немедленно прекратить проверку, потому что решено открыть уголовное дело.

С тех пор прошло шесть с половиной месяцев, прокурор отказалась сотрудничать с полицией. Свидетельские показания дали другие сотрудники прокуратуры. Расследование оказалось безрезультатным и было прекращено, а дело передали… в дисциплинарный департамент Управления госслужбы Израиля. Но прокурор так и отказывается сотрудничать.

Вот главный вопрос: почему юрсоветник правительства забрал дело у Аялы Хонигман, которая вела его в дисциплинарном департаменте Управления госслужбы? Впрочем, это не первый случай, когда Мандельблит выступает против Хонигман. Но она тоже решила бороться, и обратилась в суд по трудовым конфликтам, чтобы оспорить решение Мандельблита.

Суд постановил не передавать дело до принятия решения по нему. Но несколько дней спустя Хонигман узнала, что Корева допросили в дисциплинарном департаменте — без ее ведома и вопреки постановлению суда. Это ее возмутило. «Давайте называть вещи своими именами: они не хотят, чтобы я занималась делом Ури Корева, потому что они хотят это дело закрыть, ведь он же из прокуратуры», — сказала она.

Сам Корев взял в отпуск за свой счет. Если бы не эта публикация, он бы, вероятно, стал вторым номером в прокуратуре Иерусалимского округа. По коридорам прокуратуры гуляет конспирологическая теория, гласящая, что процесс против Корева был запущен специально, чтобы отстранить его от расследования дела Биньямина Нетаниягу. В Министерстве юстиции отвергают эти утверждения, отмечая необходимость проведения дисциплинарного расследования. «Он вел себя в отношении женщин таким образом, который неприемлем ни на одном рабочем месте», — сказала высокопоставленная сотрудница министерства.

Пока что детали этого дела хранятся в секрете. Юридический советник правительства и Управление госслужбы отказываются давать объяснения. В Минюсте говорят, что работа по этому делу продвигается, однако, новую информацию не предоставили. Корев и его адвокат также не стали комментировать ситуацию.

Ревиталь Ховель, «ХаАрец»  Фото: Оливьер Фитоуси


Размер шрифта

A A A

Реклама