Оборонный бюджет: черная дыра

С того момента, как комментарии и другая информация, связывающая историю о коррупции при закупке подводных лодок с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, перестали публиковаться, дело «дело 3000» переместилось на внутренние страницы газет и в самый конец выпусков новостей. И это, конечно, упущение.

На этой неделе криминальный корреспондент «Йедиот Ахронот» Эли Сеньор привел некоторые новые данные из показаний гос. свидетеля Мики Ганора. Фамилия Нетаниягу там не фигурирует, поэтому статья Сеньора была перенесена на страницу 8. Но эти свидетельства многое говорят о привычках наших силовых ведомств.

«Мы планировали купить еще три подводные лодки стоимостью около 1,8 млрд долларов, по цене 2,2 млрд», — сказал Ганор следователям. Он объяснил также, что, по его оценке, у ЦАХАЛа будет необходимость закупить еще несколько подводных лодок по требованию оборонного ведомства, и что «разные комиссии не будут серьезно обсуждать цену субмарин». По словам Сеньора, Ганор планировал предложить производителю вооружений концерну «Тиссен-Крупп» завысить стоимость подводных лодок на 400 миллионов долларов: «Немцы бы на этом наварились, ну, и я тоже».

Ганор – гос. свидетель в огромном уголовном расследовании, крупнейшем со времени инцидента с Рами Дотаном, военнослужащим израильских ВВС, который получал взятки в десятки миллионов долларов от американских компаний, включая «Дженерал Электрик». Но даже самый крупный грабеж израильских налогоплательщиков через оборонное ведомство не является у нас преступлением. Это законно, и в нем принимают участие самые высокопоставленные политики в Израиле при молчаливом одобрении депутатов Кнессета и безразличии большинства средств массовой информации.

В период после социального протеста в 2011 году израильская общественность начала пробуждаться и обнаружила, что значительная часть израильского крупного бизнеса уклоняется от уплаты налогов. Монополии, картели и эксклюзивные импортеры на протяжении многолетней деятельности взяли под контроль все регулирующие органы, которые должны были инспектировать их; блокировали возможность конкуренции и, таким образом, стали «налоговыми милициями». Это означает, что народ не имеет возможности не покупать товары и услуги по ценам, продиктованными этими монополистами.

Нетаниягу занимает пост премьер-министра почти 10 лет подряд. Времена, когда горстка людей в государственном секторе пыталась сдерживать необузданные аппетиты ЦАХАЛа — на расширение штатов, увеличение пенсий и улучшение условий службы – уходят в прошлое.

На прошлой неделе это получило официальное подтверждение, когда стало известно, что Нетаниягу рассматривает возможность привязать военный бюджет к ВВП. Каждый налогоплательщик, каждый эксперт по вопросам безопасности, каждый экономист понимает, насколько абсурдно увязывать оборонный бюджет с ВВП. Нет никакой зависимости между потребностями безопасности и уровнем экономической активности в Израиле. Единственная цель такой увязки — помочь политикам систематически, законно и беспрепятственно каждый год раздувать военные расходы.

Нетаниягу этим как бы говорит: «Я не знаю, будем ли мы вечно жить на горах нашего оружия, но я обещаю вам, что наши гражданские услуги всегда будут ущербными: длинные очереди в приемных отделениях больниц, жалкие пособия по социальному обеспечению для малоимущих и пенсионеров, дорогие системы общественного транспорта — потому что в моем видении государства Израиль армия всегда будет получать огромную долю ВВП независимо от угроз безопасности».

Почти во всех сферах государственной деятельности существует огромная асимметрия в получении информации между народными массами — избирателями и налогоплательщиками — с одной стороны, и политиками, а также чиновниками – с другой. Народу очень сложно оценить, измерить и понять, насколько эффективно распределяются деньги из госказны и какова отдача от инвестиций.

Место, где асимметрия является самой экстремальной, это оборонное ведомство. Армия, якобы, по соображениям безопасности, держит в тумане (или в секрете, что одно и то же) большинство статей своего бюджета. Общественность понятия не имеет, какова реальная угроза, и куда уходят деньги.

Единственная статья расходов, которая прозрачна для общественности, это область бюджетных пенсий. Каждый израильтянин лично знаком, по крайней мере, с несколькими офицерами или сверхсрочниками ЦАХАЛа. К слову, 80% офицеров и сверхсрочников постоянно размещены в тыловых подразделениях и выполняют практически те же функции, что и люди на «гражданке».

Вот данные: средняя пенсия кадрового офицера в Израиле составляет 20 тысяч шекелей в месяц. Пенсионный возраст и право на эту пенсию наступают в 46 лет. Учитывая среднюю продолжительность жизни на сегодняшний день, получаем, что средняя величина средней пенсии в ЦАХАЛе составляет 8 млн шекелей.

Что такое 8 млн? Пенсия большинства израильтян, включая ученых, специалистов и людей свободных профессий составляет одну десятую от пенсии офицера ЦАХАЛа. В последнее десятилетие верхушка айсберга бюджетных пенсий ЦАХАЛа постепенно стала появляться из-под воды: годовая сумма платежей за этот период выросла на 100% и уже составляет 8 млрд шекелей. В последующие два десятилетия этот рост, как ожидается, будет продолжаться угрожающими темпами и, разумеется, в ущерб расходам на социальные нужды.

Гай Рольник, The Marker Д.Н.

Подводная лодка ЦАХАЛа. Фото: Томер Аппельбаум

 

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend