Обманул любовницу — и потерял работу

Эта романтическая (или не очень) история произошла в полиции. Офицера подразделения по борьбе с оргпреступностью ЛАХАВ 433 уволили из органов с формулировкой , «за утрату доверия, неискренность, осквернение чести мундира и поступки, несовместимые с его должностью».

Чем же он заслужил столь строгий приговор — брал взятки? бил подозреваемых? пользовался служебным положением в личных целях? Нет: он на протяжении пяти месяцев поддерживал интимную связь с женщиной, которая также была офицером полиции.

Надо подчеркнуть, что в данном случае речь не шла об отношениях «начальник-подчиненная», то есть эта женщина никак не зависела от своего партнера. Они регулярно встречались, вели разговоры о детях и семье, она даже представила его своим родителям. А потом она вдруг узнала, что этот мужчина женат и имеет детей. Женщина пожаловалась в Управление кадров полиции, тогда и мужчину уволили из полиции, решив, что верить человеку, который изменял жене, нельзя и во всех прочих ситуациях. А без веры как же он сможет далее нести службу в элитном подразделении?

Офицер обжаловал свое увольнение, утверждая, что бывшая любовница просто решила ему отомстить. Адвокат Алекс Шмерлинг рассказал «Деталям», что в Израиле люди неоднократно оказывались в зале суда именно за нарушения брачных обещаний.

— При определенных обстоятельствах нарушение брачного обещания может принести немалый ущерб другой стороне. Особенно в нашей стране, где достаточно много людей придерживаются консервативного семейного уклада. Для религиозных арабов и евреев институт брака свят, измена может считаться не просто личной драмой, как для людей более либеральных взглядов, но чем-то гораздо большим.

Сегодня в израильской судебной практике нарушение брачного обещания считают нарушением договора, со всеми вытекающими из этого последствиями. А в приведенном вами случае сокрытие факта нахождения в браке является отягчающим обстоятельством. Ведь этот уволенный офицер не отрицает, что не рассказал своей подруге о том, что состоит в браке, что у него есть дети.

— А вот в Америке, хотя и по другому поводу, действовал принцип «Не спрашивай, не говори». То есть он ей, судя по всему, не лгал — он просто не говорил ей, что не свободен. Кроме того, он ведь не обещал на ней жениться! Это она сама для себя решила, что дело закончится свадьбой!

— Договор не обязательно заключают в виде письменного документа…

— Но он и устно ничего ей не обещал!

— Она заявила, что все его поведение свидетельствовало о том, что они намерены создать супружеский союз.

— Мало ли, что она вообразила?

— В случае если человек ведет себя так, словно он предполагает продолжительную супружескую связь — обсуждает с ней, где жить, какую квартиру они купят, сколько детей заведут — само такое поведение, вне всякого сомнения, представляет собой обещание жениться. Это во-первых. А во-вторых, поскольку он при этом не рассказывает ей, что уже состоит в браке, то в этом поведении есть элементы недобросовестности. Конечно, это не «тянет» на предъявление гражданского иска о возмещении ущерба — но готовы ли в полиции терпеть такого человека в своих рядах? Человека, так поступившего в отношении товарища по службе? Тем более в подразделении, расследующего самые «сокровенные» дела?

От сотрудников ЛАХАВ 433 требуется стопроцентная добросовестность, они проходят проверку на полиграфе каждые два месяца! Это такая служба, при которой на работе должны знать про них всё: где они гуляют, с кем пьют… Они не могут себе позволить роскошь дружить с кем попало. То есть — все карты на столе и открыты. Если эти люди делают что-то неблаговидное, это опасно для общества. Уровень требований к ним — как если обычный помножить на сто. И вот коллеги сказали этому человеку, что они не готовы его терпеть рядом с собой, что он не подходит для той работы. Правда, мне не совсем ясно, почему его уволили из полиции, вместо того, чтобы перевести в другое подразделение.

— Адвокат этой женщины утверждает, что он нарушил не только нормы морали, но и закон, и его действия подпадают под статью «получение выгоды путем обмана». Насколько обоснованы такие обвинения?

— С моей точки зрения, эта статья не применима в данной ситуации, абсолютно.

— Значит, любовницу обманывать нельзя — а жену, выходит, можно? Ведь то, что он изменял жене, ему в вину не ставят.

— На этот вопрос есть ответ в одном из решений Верховного суда Израиля о нарушении брачного обещания женатым мужчиной. С обманутой «невестой» всё ясно. Но что с женой? Ведь во время свадьбы муж дал обещание хранить ей верность. В том случае Верховный суд решил, что поскольку брак был не очень устойчивым и счастливым, то компенсация полагается обманутой невесте, но не жене. Хотя, конечно, тут есть непростая моральная дилемма.

— Да, можно себе представить, что начнется, если суд за супружескую измену назначит компенсацию жене! И потом все обманутые жены начнут бегать в суду за компенсациями, за нарушение обещания хранить верность… Однако, давайте рассмотрим ситуацию с другой стороны. Вы сказали, что такой неблаговидный поступок для полицейского из столь важного подразделения недопустим. А если бы такая жалоба поступила в отношении какого-нибудь высокопоставленного чиновника государственной компании, например, «Хеврат Хашмаль», его тоже следовало бы уволить?

— Нет, думаю, это не повод для увольнения.

— Многое в этой истории кажется не очень логичным. Пара в течение пяти месяцев встречалась, они где-то вступали в интимную связь — но ни разу при этом он не пригласил ее к себе домой. Разве это не должно было насторожить любовницу, причем — офицера полиции?

— Давайте не будем обсуждать факты. Мы же не знаем всех обстоятельств дела. Вы пытаетесь заочно дискутировать с разочарованной любовницей. То, что она пытается отомстить — это вне всякого сомнения. Но главный вопрос, который следует обсуждать: насколько правомерно вело себя руководство полиции, уволив этого офицера.

— Вспомним тогда, что подразделение ЛАХАВ 433, где степень доверия к работнику должна быть абсолютной, до недавнего времени возглавлял офицер, затем обвиненный в сексуальных домогательствах к двум женщинам, его подчиненным. И его в какой-то момент даже восстановили в должности приказом генерального инспектора полиции — потребовалось вмешательство БАГАЦа, чтобы его окончательно отстранили от этой должности. И теперь речь идет о его переводе на руководящую должность в другое подразделение полиции.

— Его оставили в должности потому, что обвинения сочли недоказанными, а в данном случае офицер признал, что не сказал любовнице о своем браке. Хотя его адвокаты как раз придерживаются такой линии защиты, что человек не обязан сообщать всем девушкам, которых он пытается соблазнить, что он женат и у него есть дети, если те его об этом не спрашивают. И я с этим согласен. Он не должен предъявлять любовнице анкету. Я думаю, что если бы она потребовала бы денежную компенсацию, ее гражданский иск, скорее всего, был бы отклонен — потому что прямого и явного брачного обещания не было.

— Вспоминается еще один чем-то похожий случай. Один араб вступил в связь с девицей, по обоюдному согласию. При этом он не сказал ей, что он араб, а выдал себя за еврея. Помнится, за это его посадили в тюрьму.

— В нашем Уложении о наказаниях (израильский вариант уголовного кодекса) есть такая замечательная статья: «Человек вступающий в половую связь с женщиной, обещающий на ней жениться и при этом изображающий из себя свободного человека, в то время как он женат, подлежит тюремному заключению сроком до трех лет». Статья 346 «бет». Возможно, офицер ЛАХАВ 433 не «дотянул» до этого преступления.

— То есть, в шутку можно сказать, что он легко отделался?

— На самом деле, эта статья практически «мертвая». Во всяком случае, я не припомню случая, чтобы кого-то по этой статье посадили. Но она есть.

— По вашему мнению, у него есть шанс вернуться на работу?

— На работу — да. Вопрос в том, на какую должность. Я думаю, что и мы с вами не заинтересованы, чтобы такие люди работали в «Лахав 433».

Лев Малинский, «Детали». Фотоиллюстрация: Илан Асаяг

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend