Обезьяны обратились в суд

Пять лет назад в американский суд был впервые подан иск от имени истцов, которые не уполномочивали адвокатов и уж, тем более, не были в состоянии оплатить их услуги. Истцы об этом понятия не имели и, вероятно, даже не могли понять, о чем идёт речь, сколько бы им ни рассказывали и ни объясняли.

Истцами были шимпанзе, которые содержались в клетке в очень тяжелых условиях. Адвокатом выступил Стивен Вайс, основатель проекта «Права тех, кто не есть человек».

— Тогда было подано сразу три похожих иска. Но этому предшествовало 30 лет работы – создания группы, собирания материалов, формулирования исков, решения, где и когда их подавать. Ведь это было прецедентом не только в Америке, но и во всем мире, — рассказал 67-летний Стивен Вайс, посетив юридический факультет тель-авивского университета. — Мы проводили параллель со смертельно больными людьми, уже потерявшими надежду и отказывающимися от лечения. Врачи подавали в суд, требовали разрешить им принудительное лечение, но суды отвергали иски, говоря, что воля человека – его святое право. Почему у человека есть святое право, а животного — нет?

Для того чтобы поставить подобный вопрос, надо было доказать, что у шимпанзе действительно есть воля, есть когнитивные процессы, есть восприятие себя и окружающих, есть понятие прошлого, настоящего, будущего – в общем, говоря юридическим языком, что они являются существами автономными.

Мы «перелопатили»более 400 исследований, выделили 48 параметров автономности и стали проверять по каждому. Относительно прошлого, настоящего и будущего помню такой эксперимент: шимпанзе в зверинце очень не любил посетителей. Он с вечера собирал камни, а утром начинал бросать их в собиравшихся у его клетки. Смотрителям это очень не нравилось, они ругали его и забирали камни. Тогда обезьяна стала складывать их вечером в потайном месте и лишь утром выносить на середину клетки, чтоб пустить в ход. Вот вам явно ощущение прошлого, настоящего и будущего.

Практически по всем показателям у нас были наработки, свидетельствующие об автономности шимпанзе. Мы требовали, чтобы те, кто посадил их в клетку, явились в суд и объяснили, по какому праву они их там держат.

Наши доводы и требования были поразительны и для публики, и для самих судей. Но мы не унывали. Мы помнили, что когда-то  рабы, женщины и дети считались не правомочными людьми, а имуществом. Были времена, когда требование уравнять в правах черных людей с белыми вызывало такое же изумление и полное непонимание в обществе  и в суде. Теперь, были убеждены мы, пришла очередь шимпанзе.

На вопрос, почему только шимпанзе, почему не всех прочих животных, Стивен Вайс отвечает: «Не все сразу. У меня мало свидетельств о претензиях на автономность прочих животных. Пока мы сосредоточились на шимпанзе, слонах и китах». На вопрос: «А возьметесь ли Вы выступать в суде от имени кошки?», он ответил: «Кошки – не знаю. Я собираю в последнее время данные исследований о когнитивных способностях собак, и поражен их возможностями».

Кроме непонимания проблемы Стивен Сайс выделяет еще один фактор противодействия его начинанию. Он приводит высказывание одного известного борца против рабовладения: «Конечно же, рабы — такие же люди, как мы, и должны быть свободными. Но, Боже мой, как же это удобно и приятно иметь рабов». То же самое и с животными — человеку приятно эксплуатировать их, держать в своем услужении, да и поедать, когда хочется есть.

В конце разговора мы возвращаемся к его началу: «А как же все-таки с исками, ну, хотя бы с тремя первыми?».

— Большинство судебных процессов продолжается по сей день. Мы пока не выиграли ни одного. Но есть результаты: в одном суде признали наше право представлять шимпанзе, в другом потребовали от содержателей зверинца обосновать, по какому праву они держат обезьян взаперти, в клетках.

«В общем, мы не теряем надежду», — заключил разговор адвокат шимпанзе Стивен Вайс.

Айелет Шани, «ХаАрец», З.А. Фотоиллюстрация: Моти Мильрод.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend