О праве на домогательства

«Такие ситуации не должны повторяться — ни с журналистками в Думе, ни с кем другим». В интервью «Деталям» сотрудница русской службы «БиБиСи» Нина Назарова рассказала о том, как в России реагируют на сообщения о сексуальных домогательствах, которые позволяют себе высокопоставленные народные избранники.

«Я руки не распускаю — если только чуть-чуть». Статья, названием которой стала цитата депутата Госдумы России, председателя комитета по международным делам Леонида Слуцкого, была опубликована в марте. А обвинять его в сексуальных домогательствах российские журналистки Елизавета Антонова и Фарида Рустамова начали еще в феврале.

— Несколько женщин рискнули рассказать вам о том, что с ними происходило. Была какая-то реакция на публикацию? Не объявились ли новые жертвы, и как отнеслись к инциденту в Госдуме?

— На следующий день после публикации спикер Госдумы Вячеслав Володин, поздравляя женщин — парламентских корреспондентов с 8 Марта, сказал: если вам опасно работать в Думе, тогда меняйте работу, — ответила Нина Назарова. — Это вызвало шквал критики в соцсетях. Но журналисток осторожно поддержала Мария Захарова. Официальный ответ парламентской комиссии по этике когда-то тоже должен появиться — но это произойдет уже после выборов президента, то есть не раньше 19 марта.

— Сейчас многие осуждают высказывание известного психолога Татьяны Черниговской. Комментируя, по всей видимости, ситуацию со Слуцким, она заметила: «Мир так устроен: барышня должна сопротивляться, а мужчина — проявлять настойчивость»… Что Вы можете сказать по этому поводу?

— На мой взгляд, Татьяна Черниговская транслирует патриархальную модель, популярную лет пятьдесят назад. Что-то подобное, разве что менее категоричное, я слышала от своей бабушки — но уже не от мамы. Я лично считаю эту модель крайне неудобной и унизительной: я хочу, чтобы у меня была возможность сказать как «да», так и «нет» — и чтобы собеседник мне в этот момент верил.

Ситуация, когда я внятно говорю «нет, я не хочу», а мужчина продолжает, по выражению Черниговской, «проявлять настойчивость», в зависимости от контекста окажется в диапазоне от нелепой до откровенно пугающей. Да и роль мужчины тут тоже очень сильно ограничивается: его удел, по Черниговской, — быть существом назойливым и к тому же умеющим читать мысли. А иначе как он сможет понять, «нет» — это «да», или «нет» — это «нет»? Ну, и цена ошибки в такой ситуации невероятно высока», — ответила Нина Назарова.

Вскоре после этого случая обвинений в домогательствах удосужился и Станислав Говорухин, ныне занимающий должность председателя думского комитета по культуре. Молодая журналистка из Чебоксар Дарья Комарова, сотрудница радиостанции «Свобода», описала на своей странице в Фейсбуке, как в 2012 году, стала предметом вожделения режиссера, к которому приехала на интервью. Говорухин отказался реагировать на этот выпад, отметив, что не понимает, какие именно цели преследует журналистка. По словам Говорухина, сейчас он находится в больнице, и потому более озабочен собственным здоровьем.

Впрочем, даже в случае, если чья-то вина будет доказана, привлечь их к суду окажется непросто, так как конкретной статьи за «сексуальные домогательства» нет. Проект закона, предусматривающего наказание, подготовлен, но до сих пор не утвержден.

Марк Котлярский, «Детали».


Реклама





Send this to a friend