Фото: Osman Orsal, Reuters

Деньги кровью не пахнут

Имя похищенного саудовского журналиста Джамаля Хашогги (хотя правильнее было бы произносить — Хашшокджи) сегодня у всех на слуху. А всего две недели назад оно было известно лишь людям, вплотную занимающимся вопросами Ближнего Востока и Саудовской Аравии.

Хашогги, родственник влиятельных и богатых торговцев оружием и магнатов недвижимости, публиковался в саудовских изданиях — таких как «Аль-Хайат» и «Аш-Шарк аль-Аусат». Еще несколько лет назад он был в прекрасных отношениях с правящим режимом, и все тогда казалось розовым и прекрасным. В ту пору термин «критик режима» к нему никак не относился.

Но в 2015 году к власти в КСА пришел Мухаммад бин-Салман, младший сын короля Салмана, министр обороны и по совместимости наследник престола. Дороги известного журналиста и молодого принца сразу же разошлись, и за последние несколько лет Хашогги опубликовал несколько резких статей, в которых обрушился на Мухаммада бин-Салмана с критикой за нарушение прав человека, расправы над правозащитниками, провальную политику в отношении Йемена и многое другое.

Год назад журналист, опасаясь за свою личную безопасность, уехал из страны. Он делил свое время между Стамбулом и Нью-Йорком, был вхож в дома высокопоставленных политиков в Турции, публиковался в серьезных американских изданиях и даже собрался жениться.

Кто знает, как сложилась бы судьба Джамаля Хашогги, если бы не тот злополучный визит в саудовское консульство в Турции. Возможно, тот, кто ставил своей целью ликвидировать журналиста, раньше или позже расправился бы с ним в любом случае — но факт остается фактом: Хашогги вошел в консульство Саудовской Аравии, а обратно так и не вышел. Турецкая полиция заявила, что журналист был убит на территории консульства, после чего его тело распилили медицинской пилой, а останки вывезли. Постепенно появляются новые улики: записи Apple Watch и другие, а надежд на то, что журналист еще жив, но его удерживают против его воли в Турции или за ее пределами, становится все меньше.

Многие страны Запада заявили, что возмущены этим трагическим инцидентом. Сенатор Берни Сандерс призвал президента Трампа положить конец поставкам оружия в Эр-Риад, многие бизнесмены отказались от участия в крупной инвестиционной саудовской конференции «Давос в пустыне», и даже сам Трамп сподобился заявить, что «это ужасный и возмутительный случай».

Арабские страны, в особенности бенефициары Саудовской Аравии – Иордания, Египет, Ливан, а также Палестинская Автономия — полностью поддержали Эр-Риад. У тех, кто получает щедрую финансовую помощь из саудовской казны, по сути, и не было другого выбора. Вопрос заключается в том, есть ли выбор у западных стран, в которых сегодня оплакивают Джамаля Хашогги и с пеной у рта требуют у саудовских властей «обстоятельного расследования»?

Как вообще должны поступать демократические страны по отношению к режимам тот или иной степени людоедства? Допустимо ли торговать сырьем со странами, в которых по-прежнему существует рабство? Где женщин, уличенных в измене, закидывают камнями? А что насчет стран, которые откровенно пропагандируют враждебную по отношению к Западу идеологию – например, радикальный ислам во всех его формах? Ответ на этот вопрос не так прост и ясен, как кажется на первый взгляд.

Бревно в глазу

Несколько месяцев назад между Канадой и Саудовской Аравией разгорелся нешуточный дипломатический скандал. Оттава осмелилась вступиться за женщин-правозащитниц, которые оказались под колесами очередных саудовских репрессий. Вскоре после того, как «очарованный принц» разрешил саудовским женщинам водить автомобиль и заниматься спортом, ряд известных правозащитниц, которые боролись за эти свободы много лет, были брошены в застенок.

По саудовским законам, процесс может проходить и без обвиняемого, которому лишь в последний момент расскажут, за какие грехи его отправляют на много лет в тюрьму или даже казнят. На взгляд канадских властей, чаша терпения была переполнена, и в Оттаве решили заступиться за женщин.

Молчал Вашингтон, молчали страны Евросоюза. Реакция Эр-Риада была бурной и яростной. Саудовские власти обвинили Канаду в том, что она «лезет» не в свои дела, отозвали домой всех студентов, учащихся в канадских университетах и отменили сделки, которые сулили Канаде неплохую прибыль.

В Эр-Риаде искренне не понимали, чего хотят и добиваются канадцы, которых в тот момент мало кто поддержал в их справедливом порыве. Ведь американский президент Дональд Трамп ясно дал понять, что Саудовская Аравия – это друг, партнер и союзник. В ходе своего визита в королевстве Дональд принял участие в традиционном танце с саблями, а про нарушения прав человека не сказал ни слова, как будто нет и не было никаких подобных прав в одной отдельно взятой и богатой нефтью арабской стране! Да и в Лондоне Бин-Салмана принимали на ура, а в Вашингтоне он произвел настоящий фурор. Какие могут быть претензии?

Стоит отметить, что добрые и, что немаловажно, взаимовыгодные отношения между США и Саудовской Аравией установились задолго до того, как Дональд Трамп стал президентом. Со времен президента Эйзенхауэра Эр-Риад и Вашингтон дружат домами, торгуют нефтью, автомобилями и другими товарами, поддерживают друг друга в противостоянии с прочими странами Ближнего Востока – раньше с Ираком, а теперь с Ираном. Скажем прямо: США мало что сделали для отмены рабства в КСА – на этом настояла в 1962 году Великобритания. И на протяжении многих десятилетий Штаты практически не препятствовали Саудовской Аравии распространять по всему миру ваххабитское направление ислама, насаждать ультраконсервативные взгляды по всему Ближнему Востоку. Главное, чтобы «черное золото» текло рекой.

Время от времени представители Госдепа мягко критиковали Саудовскую Аравию за казни представителей секс-меньшинств, женщин и колдунов, и выражали «искреннюю надежду» на то, что саудовские власти изменят свой подход к такой важной теме, как права человека. Некоторые президенты деликатно затрагивали эту тему в ходе визитов в Эр-Риад, или принимая саудовских монархов у себя дома, а другие хранили молчание. Однако на коммерческие и геополитические соображения эти нюансы никак не влияли. Саудовская Аравия была союзником и партнером, а также могла в любой момент взвинтить цены на нефть или наоборот, залить рынок дешевой нефтью – в зависимости от своих целей. Поэтому поведение Дональда Трампа вполне вписывается в этот долгосрочный расчет: права человека — это важно, но нефть и сделки по продаже оружия — еще важнее.

О «независимых» исследованиях и закрытых темах

Кстати сказать, Саудовская Аравия никогда не оставляла вопрос о своей репутации на самотек. Щедрые гранты, которые получали исследователи в могущественных американских НИИ и think tanks, полеты на Ближний Восток бизнес-классом для влиятельных журналистов и мощное лобби в Конгрессе обеспечили Саудовской Аравии надежное прикрытие от легитимных вопросов о том, почему в двадцать первом веке государство — союзник США до сих пор не разрешает женщинам самостоятельно путешествовать, отрубает кисти рук воришкам и не наказывает хозяев насмерть замученных филлипинских слуг.

О том, что происходит с правами человека в Иране — знают все. О силовом подавлении шиитского меньшинства в провинции Шаркия (Восточная), которое длится уже давно и ужесточается в последние годы, или о браках 9-летних девочек со взрослыми саудовскими мужчинами в Саудовской Аравии – лишь немногие. Благодаря усилиям лоббистов и саудовских дипломатов, академических исследований критического характера о Саудовской Аравии крайне мало, равно как и сюжетов о том, что происходит в самом закрытом королевстве мира с женщинами, инакомыслящими, правозащитниками или журналистами.

Как и многие другие ближневосточные темы – угнетение чернокожих африканцев в Судане, уничтожение курдов в Ираке, дискриминация коптов в Египте – саудовская тема была, практически, табу для американских журналистов и исследователей. И последняя волна арестов и репрессий, прокатившаяся по королевству, тоже осталась бы незамеченной, если бы не исчезновение Джамаля Хашогги. Это дело было слишком громким и слишком резонансным для того, чтобы его полностью проигнорировали.

От слов к делам

Исчезновение Джамаля Хашогги – наверное, самое громкое дело в арабском мире с момента похищения в Ливии в 1974 году имама Мусы Садра, ирано-ливанского шиитского духовного лидера. И все же, даже сегодня неясно, какие же шаги предпримут западные страны, возмущенные поведением Саудовской Аравии.

Саудовским бизнесменам принадлежат телеканалы и газеты, футбольные команды и крупные компании — такие, как Uber. Саудовская Аравия по-прежнему способна уменьшить добычу нефти и взвинтить цены до небес. Саудовские лоббисты признают, что проблема есть, однако выражают уверенность в том, что со временем все негативные эмоции и гнев останутся в прошлом.

Разумеется, случай Саудовской Аравии не уникален. Конечно, речь идет не только о ней, но и о других странах, где словосочетание «права человека» не значит ничего: после последних публикаций о концлагерях в Китае компания Apple не вывела оттуда свое производство, и ни одна из западных стран не прервала свои отношения с Пекином. Можно также вспомнить о позорной сделке «Ирангейт», по продаже американского оружия через Израиль Ирану в восьмидесятых годах, о взаимоотношениях Израиля с Южной Африкой в годы апартеида, о сотрудничестве многих стран Запада с режимом Пиночета, и т.д.

После Второй мировой войны предполагалось, что заниматься такими проблемами должны международные организации, которые объединяют все страны мира и действуют согласно международному законодательству. Однако на практике оказалось, что все эти механизмы работают со скрипом, либо не работают совсем; что те самые режимы, которые пытают несогласных и убивают журналистов и оппозиционеров, представлены в комиссии ООН по правам человека и диктуют повестку дня в этих учреждениях. ООН не удается предотвратить вооруженные конфликты, геноцид и массовые репрессии, а в последние годы складывается впечатление, что ни один человек в этой организации и не пытается выполнить свои обязательства по отношению к гражданам мира, которые напрасно ждут помощи и избавления.

Получается, что в такой ситуации, когда ООН по сути бездействует, любая страна вольна действовать в соответствии со своими интересами, целями и совестью. Совесть же, как это часто бывает, проигрывает в битве с экономическими и геополитическими интересами стран, которые прекрасно знают, что если они не продадут оружие Саудовской Аравии или Бирме – это сделает кто-то другой. Катарский газ и саудовскую нефть купит кто-то другой. И этот кто-то с удовольствием сфотографируется с тем или иным диктатором, который с удовольствием проливает кровь своих граждан и равнодушно взирает на их страдания.

Именно поэтому Саудовская Аравия — равно как и другие страны, пренебрегающие положениями международного законодательства, правами человека и правами меньшинств — знает, что и нынешняя «буря в стакане» в конце концов уляжется, а бизнес будет продолжаться, как обычно.

Арабист, депутат кнессета Ксения Светлова – специально для сайта «Детали»

Фото: Osman Orsal, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend