Нужны ли армии ультраортодоксы

В интервью «Деталям» бывший начальник отдела кадров ЦАХАЛАа, генерал-майор запаса, депутат кнессета Элазар Штерн («Еш атид») заявил: у достигнутого сейчас компромисса по вопросу призыва йешиботников нет будущего. Соглашение не станет законом, а значит, через несколько месяцев нас ждет новый коалиционный кризис и, возможно, досрочные выборы.

К этому вопросу о призыве коалиции придется вернутся после парламентских каникул. Но многие — и в их числе председатель партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет — считают, что призыв йешиботников приведет к дополнительным расходам — на обеспечение строгого кашрута и на разделение мужчин и женщин во время службы.

— Призывать йешиботников в армию нужно, и как можно больше., — сказал Штерн. — Подразделение «Нецах Иегуда» — самый лучший тому пример. Оно одно заменяет 19 призывов подразделения резервистов. Служба ортодоксов — это хорошо и для армии, и для государства. Может, это мешает министру Беннету — но это не мое дело.

— Нужно будет ввести 17 видов кашрута, как говорит министр Беннет…

— Не думаю. Армия знает , как заботиться о религиозных солдатах. Упомянутое подразделение «Нецах Иехуда» существует уже давно. Но даже если потребуется много видов кашрута — все равно лучше солдатами срочной службы заменить резервистов! Чтобы реже вызывать их на сборы, отрывая от работы и от семей.

— Вы  считаете, что йешиботники смогут заменить резервистов? Но ведь у них нет достаточной физической подготовки, даже аттестатов зрелости нет…

— Около 50 000 йешиботников вписаны в базу данных. Это люди в возрасте от 18 до 24 лет, которые не призываются. Среди них можно будет найти 4000 тех, кто окажется в состоянии нести службу в боевых частях! А другие останутся учить Тору.

— Каким должен быть закон, который позволит призвать йешиботников в армию ?

— Нужен именно тот закон, который «Еш атид» провела в прошлом правительстве, и который потом комиссия под руководством Айелет Шакед отменила! В законе должны быть указаны квоты призывников–йешиботников. И эти квоты никто не сможет отменить — ни министр обороны, ни другой политик. Ответственность за число призывников должна лежать на лидерах ультраортодоксов. Нет достаточного числа – нет финансирования для иешив. Почему государство должно им платить? Лучше тогда передать эти средства демобилизованным солдатам, чтобы они могли получить образование в университете.

— А насколько необходимо уголовное наказание за уклонение от службы? Как это будет выглядеть в еврейском государтве, когда человека отправят в тюрьму потому, что он хочет учить Тору?

— Это ложь, которую придумали ультраортодоксальные партии. В тюрьму не сажают за изучение Торы. Зато есть десятки тысяч, по крайней мере, 20 тысяч человек, которые не учатся. Человек записан в иешиве, но сидит дома или разгуливает по улицам — так почему же не применить к нему уголовное наказание за уклонение от службы?

Те, кто учат Тору, продолжат её учить, даже если наш закон снова вступит в силу. «Изучение Торы станет уголовно наказуемым деянием» — это лозунг, который придумали ультраортодоксы, чтобы изменить наш закон.

— Министр обороны настаивает, что призыву на военную или альтернативную службу должны подлежать не только йешиботников , но и арабы…

— Я это поддерживаю. Не все об этом знают, но в Вади Ара есть арабские семьи, которые потеряли своих детей во время военных операций. Арабы могут служить. Если для них проблемно воевать против своих собратьев — нужно принять это во внимание. Но факт, что бедуины служат в армии, есть и мусульмане, и друзы тоже сражаются, причем иногда против друзов, живущих в Ливане и Сирии.

Элазар Штерн. Фото: Михаль Фаталь

— То есть закон о призыве должен быть един для всех?

— Вы спрашивали об израильских арабах . Я понимаю , почему они не идут на военную службу. Поэтому нужно предоставить им возможность альтернативной, гражданской службы, внутри своей же общины. Министр обороны Либерман прав, но он связывает вещи, которые не стоит связывать. Он говорит: я не буду заставлять ультраортодоксов идти в армию, пока израильские арабы тоже не будут служить в армии. Это неверно.

— Что вы думаете по поводу достигнутого сейчас компромисса?

— Он ничего не стоит. Пустое место. Хотели дать что-то ультраортодоксальным партиям, чтобы те успокоились. Даже министр юстиции Айелет Шакед сказала, что законом новое соглашение не станет.

— Но его хотят совместить с рекомендациями армии…

— ЦАХАЛ не сможет принять такие требования. Их невозможно совместить.

— То есть вы считаете, что в конце парламентских каникул снова разразится коалиционный кризис?

— Да , мы снова окажемся в той же ситуации. Что у нас произошло на самом деле? Лицман в какой-то момент был уже почти на все согласен. Мы были на пороге выборов только из-за главы правительства. Он думал, что коалиция поддержит его план провести выборы в июне. Мы бы очень этому порадовались. Но, судя по всему, его партнеры по коалиции и его партия были с этим не согласны. Поэтому он отказался от этой идеи.

— После следующих выборов возможно ли, что «Еш атид» и «Ликуд» окажутся в одном правительстве?

— Нет, если будет выдвинуто обвинительное заключение…

— А если не будет? Если до досрочных выборов не будет еще принято никакого решения?

— Это гипотетический вопрос. Не думаю, что юридический советник правительства оставит граждан Израиля в неведении относительно статуса главы правительства, против которого дают показания три государственных свидетеля.

— С «Сионистским лагерем» вы согласовываете свои действия?

— Нет. Вы же видите: нам были выгодны выборы сейчас, а им они сейчас не выгодны. Но я думаю, досрочные выборы все же пройдут до конца нынешнего года.

Яна Брискман, «Детали». Фото: Ярон Камински


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend