Нужна ли «Хизбалле» война с Израилем

Миллион сирийских беженцев не могут вернуться на родину из Ливана. Хотя никаких технических препятствий этому не существует. И более того, их содержание лежит тяжелым грузом на ливанской экономике. Причина в политических разногласиях внутри правительственной коалиции. И немалую лепту в этот процесс вносит «Хизбалла».

После выборов, прошедших два месяца назад, партии все еще не могут поделить портфели и сформировать устойчивое правительство. Поэтому вопрос о беженцах стал предметом ожесточенных дискуссий. Часть политических сил, включая «Хизбаллу» и президента Мишеля Ауна требует начать прямые переговоры с Сирией. Другие во главе с премьер-министром Саидом аль-Харири хотят, чтобы этот вопрос оставался в компетенции ООН.

Аль-Харири и его сторонники не желают устанавливать прямые связи с режимом Асада, чтобы не давать ему легитимацию, которой он был лишен после того, как Лига Арабских Государств приняла решение об исключении Сирии. Партия главы правительства Ливана не желает усиливать Сирию, которая на протяжении долгих лет фактически оккупировала Ливан. В этом аль-Харири получает политическую поддержку от США и Саудовской Аравии.

В то же время, «Хизбалла» и крупнейшая христианская партия «Национальной свободы», которую сформировал президент Аун, выступают за ускорение переговоров с Сирией, которая заявила о своей полной готовности принять обратно беженцев. Поэтому «Хизбалла» и ее сторонники в правительстве торопятся с открытием офисов для регистрации и переписи беженцев для отправки на родину.

Заложниками ситуации стали не только беженцы, но и ливанские бизнесмены, которые оказались, фактически, в изоляции из-за сирийской блокады. Их продукция не может добраться до Иордании, откуда она экспортируется дальше в другие страны. Давление в пользу скорейшего признания правительства Асада оказывают также Иран и Катар. Ливанская политика, как и раньше, оказывается в центре многих международных противоречий.

Этому способствует и запутанность ливанской политической системы, которая базируется на конфессиональном принципе. По итогам прошедших выборов, «Хизбалла» претендует, как минимум, на три министерских поста. Это дает ей возможность представлять себя, как нейтральную силу, занимающую выжидательную позицию, пока в лагерях христиан и суннитов идет борьба за лидирующие места.

Ее стратегической целью является достижение четырех мест в будущем кабинете. Такое количество дает ей возможность примыкать к той партии, которая захочет создать так называемый «блокирующий пакет » из 11 министров. Согласно ливанским законам для принятия кардинальных законов, таких как принятие бюджет или объявление войны, требуется большинство в две трети голосов из 30 министров. Таким образом, коалиция из 11 членов блокирует любое важное решение.

Пока в погоне за большинством участвуют христиане из партии » Национальная свобода», претендующие на семь мест, еще трех министров назначает президент Аун. В конкуренции за блокирующий пакет участвует также еще одна партия, представляющая христиан — «Ливанские силы».

Ее лидеры требуют выделить им количество мест, аналогичное «Национальной свободе», основываясь на подписанных ранее соглашениях. Эти договоренности предусматривают также равное распределение важнейших постов и в управлении госкомпаниями. Шейх Хасан Насралла пытается выглядеть в этой ситуации дальновидным и сдержанным политиком, призывая обе стороны к сдержанности и заботе о будущем страны.

Параллельно он ведет переговоры с премьером аль-Харири, который заинтересован в сотрудничестве со всеми силами, чтобы как можно скорее создать дееспособное правительство. Насралла понимает, что в данный момент именно премьер является гарантией того, что Запад признает новый кабинет, и тогда «Хизбалла» получает необходимую легитимацию.
В то же время, пространство для маневра на внешнеполитической арене для организации сейчас серьезно ограничено. Будущее «Хизбаллы» в Сирии после новых договоренностей весьма туманно. Закрепиться на Голанах ее бойцам теперь вряд ли удастся. В этой связи умеренная и сдержанная политика на внутреннем фронте в самом Ливане становится для нее приоритетом. При этом, она в любом случае сохраняет свою стратегическую ценность для Ирана. В данной крайне непростой геополитической обстановке война с Израилем явно не стоит у «Хизбаллы» на повестке дня.

Цви Барэль, «ХаАрец«, В.П.

Израильско-ливанская граница. Фото: Ярон Каминский

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend