У Нетаниягу есть все основания бояться нового свидетеля

Минувшей ночью Шломо Фильбер подписал согласие стать государственным свидетелем по «делу 4000». В рамках этого дела Нетаниягу могут обвинить в предоставлении льгот бизнесмену Шаулю Аловичу – в обмен на более позитивное освещение деятельности премьер-министра в подконтрольном бизнесмену информационном портале Walla.

Решение Фильбера — доверенного лица Нетаниягу – уже называют «землетрясением», способным в этот раз окончательно и быстро разрушить карточный домик израильской политики. Нетаниягу едва ли сможет увернуться, когда один из самых близких ему людей, находившийся в центре событий, которые полицейские считают коррупционными, один из самых близких его помощников — начнет говорить обо всем.

Фильбер, который привлечен свидетелем по «делу 4000», собственно, сам и есть «дело 4000». Это он, будучи назначенным на пост гендиректора Министерства связи, предоставлял льготы «Безеку». Это он освободил министерство от всех неугодных, и выстроил собственную систему для исполнения желаний своего босса. Это он провел много часов с Аловичем. Так что ему есть, о чем рассказать.

Даже его дневник показывает, насколько он не был профессиональным чиновником, когда ему поручили управлять одной из сложнейших отраслей экономики. Он проводил многие часы, иногда и ночью, в резиденции премьер-министра на улице Бальфура. Там он получал указания – и шел их выполнять. Даже если он убеждал  себя, что способен держать под контролем все происходившее – в итоге он действовал против общественных интересов.

Но возможно также, что «делом 4000» все не закончится. Фильбер может рассказать и о ситуациях, которые еще не расследовались, но могут стать дополнением к делам против главы правительства. Например, в течение долгого времени он содействовал попыткам Нетаниягу уничтожить общественное вещание в Израиле. Он был тем, кому поручили разрушить Корпорацию, затормозить ее создание, урезать ее бюджет, и в конце провести абсурдное распоряжение об отделении от нее новостной службы.

На определенном этапе, когда Фильбер не справлялся с обязанностями, он даже был отлучен от дома на улице Бальфур! От него требовалось беспрекословно выполнять приказы без того, чтобы кто-то удосужился выслушать его собственное мнение. Став теперь государственным свидетелем, он расскажет, возможно, о том, насколько далеко зашел глава правительства, разбазаривая сотни миллионов шекелей общественных средств и пытаясь контролировать общественное мнение через управление общественного вещания.

У Фильбера должно быть немало информации и по «делу 1000», об отношениях между Нетаниягу и Арноном Мильченом, владельцем акций Десятого телеканала. В том, что происходило вокруг рынка ТВ, остается много загадок. В один день Нетаниягу выступал за раскол Второго телеканала, на другой день — против, через неделю  пытался закрыть Десятый канал, а еще через день поручил депутатам принять закон, который позволил бы каналу существовать… Причины столь неуравновешенного поведения остаются неизвестными по сей день. Мильчен? Лен Блаватник? Уди Анжел? Ави Вайс? Кто влиял на решения Нетаниягу, заключались ли закулисные сделки? Свидетельства Фильбера чрезвычайно важны для того, чтобы понять мотивы действий Нетаниягу, чтобы увидеть, как цинично он использовал свои полномочия премьер-министра в стремлении сокрушить израильские СМИ.

Фильбер может что-то знать и по «делу 2000». Нет уверенности в том, что Фильбер был осведомлен в режиме реального времени, о беседах между премьером и издателем «Йедиот ахронот». Они велись еще до того, как он стал гендиректором Минсвязи. Но Фильбер уже тогда входил в ближний круг Нетаниягу и может знать, как и на каком этапе Нетаниягу пытался заключить сделку, чтобы заручиться поддержкой и этого издания. Он также способен пролить свет на отношения премьера с газетой «Исраэль ха-йом»: диктовал ли поздними ночами Нетаниягу заголовки главному редактору этой газеты Амосу Регеву? Фильбер там был, он это знает.

Он может рассказать и о том, что осталось пока вне зоны внимания СМИ. Например, о помощи, которую правительство решило оказать региональным радиостанциям – ведь было проведено законодательство, увеличивающее их доходы. Он знает также о попытках назначить приближенных на влиятельные посты в сфере регуляции средств массовой информации. Впрочем, есть и более актуальная история: всего лишь неделю назад кнессет принял поправку к закону, которая призвана спасти Двадцатый телеканал («Наследие»), который Нетаниягу так любит, что вновь и вновь дает ему интервью. Именно Фильбер возглавлял профессиональную комиссию, которая сформулировала законопроект с целью спасти Двадцатый канал. И если он засвидетельствует «особые отношения» Нетаниягу с каналом, это может стать поводом для возникновения «дела 5000».

Нати Тукер, The Marker. Фото: Моти Мильрод. На фото: Шломо Фильбер

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend