Новые обстоятельства в «деле о подлодках»

Полиция обратилась в суд с просьбой отстранить от работы еще на месяц Давида Шарана, гендиректора компании КЦАА, ответственной за эксплуатацию нефтепровода Эйлат-Ашкелон.

Шаран, который подозревается в получении взятки, мошенничестве и нарушении общественного доверия, а также в заговоре с целью совершения преступления, проходит по «делу 3000», известному как «дело о приобретении германских подводных лодок».

Офицер полиции из следственного отдела представила суду секретный отчет о ходе расследовании. Она добавила, что речь идет «о сложном, весьма щекотливом и многоцелевом расследовании, которое началось около года назад. Следственная группа работает не покладая рук, чтобы установить истину».

По словам офицера, «Шаран вначале проходил по делу в качестве свидетеля, однако со временем стал подозреваемым и был допрошен. После того, как Шаран провел одиннадцать дней под арестом, его отпустили на определенных условиях, ограничивающих его передвижение, чтобы свести к минимуму его контакты и обеспечить надлежащее проведение расследования. Мы полагаем, что вся история представляет собой сплошной клубок, который весьма сложно распутать, и вряд ли это удастся сделать в ближайшее время. Необходимо отстранить Шарана от занимаемой должности, чтобы он не смог чинить помехи следствию».

Шаран был задержан в начале июля. После того, как он был выпущен на свободу, ему запретили в течение двадцати одного дня появляться на работе. В начале октября судья Рон вновь отстранила его от работы на тридцать дней. Шаран пытался с помощью адвоката Эйтана Маоза опротестовать это решение, однако протест был отклонен.

Как утверждает адвокат Маоз, его подзащитный оплачивает ход расследования из своего кармана.

«Шаран не работает, и уже исчерпал всю квоту своих отпускных дней. Он практически лишился средств к существованию, не говоря о том, что серьезный ущерб причинен его репутации. Страдает и компания, которая осталась без своего гендиректора. Немыслимо, чтобы каждый раз, когда следственная группа хочет проверить какие-то свои подозрения, она вновь и вновь требует отстранить Шарана от работы на тридцать дней», — заявил адвокат. Он добавил, что единственным ограничением, наложенным на Шарана, было требование не вступать в контакты с подельниками.

«Нет никаких ограничений, запрещающих ему общаться с сотрудниками КЦАА, поскольку ни один из них не имеет никакого отношения к расследованию, — сказал Маоз. — Например, в тель-авивском офисе компании работают пять человек, у которых нет никаких оснований не разговаривать с Шараном. Поэтому я пытаюсь понять суть проблемы. Видимо, она заключается в его присутствии на работе. Он физически не должен там присутствовать? В этом состоит просьба?»

Судья возразил Маозу, что ответ на его вопрос содержится в представленном суду засекреченном отчете.

Как подчеркнула офицер полиции, «цель состоит в том, чтобы вообще изолировать Шарана, а не разрешать ему сидеть в офисе». По ее словам, тридцатидневный запрет необходим именно сейчас.

«Расследование находится в развитии. Раскрываются новые обстоятельства, и то, с чем мы столкнулись сегодня, не было известно два месяца назад», — отметила офицер.

Обращаясь к судье, адвокат Эйтан Маоз выразил пожелание — если его подзащитного лишают возможности работать в офисе, то он предлагает некий компромисс: например, в качестве временной меры разрешить Шарану устроиться на работу, не связанную с компанией КЦАА — на фиксированный период не более двух недель.

Судья пришла к выводу, что решение она примет лишь после того, как внимательно изучит представленный полицией секретный отчет. На данный момент Шарану в любом случае запрещено возвращаться на работу в КЦАА, как и в другие государственные учреждения.

Давид Шаран занял пост в руководстве компании КЦАА по рекомендации его давнего начальника Юваля Штайница. Затем он оставил эту должность, ушел в неоплачиваемый отпуск после того, как был принят на работу в канцелярию главы правительства, а затем вернулся в компанию КЦАА в 2016 году.

Давиду Шарану 47 лет. Он демобилизовался в звании подполковника ЦАХАЛа. Шаран особо близок к двум ключевым участникам «дела 3000» — бывшему заместителю главы совета национальной безопасности Авриэлю Бар-Йосефу и государственному свидетелю обвинения Мики Ганору.

Шаран был одним из близких друзей Гари Хакима — члена ЦК «Ликуда» и шурина министра энергетики, инфраструктур и водных ресурсов, депутата кнессета Юваля Штайница (Ликуд).

Шаран начал свою публичную карьеру в 1999 году советником Штайница, когда тот занимал пост председателя парламентской комиссии по иностранным делам и обороне.

Эфрат Нойман, TheMarker, М.К. На фото: Давид Шаран (Эйяль Туэг)

Размер шрифта

A A A

Реклама