Показания Нира Хефеца – золотые россыпи

Когда серия расследований против Сары и Биньямина Нетаниягу подойдет к завершению, ни в коем случае нельзя сдавать в полицейский архив записи показаний Нира Хефеца. Достойным местом для многих фактов, которые Хефец сообщил следователям, станет база свидетельств в музее «Институт современного еврейства» в Еврейском университете. Ведь это — золотые россыпи для историков будущего, которые займутся исследованием процесса превращения Израиля из успешной демократии в диктатуру культа личности, стиль которого вызывает отвращение, а результаты – очень опасны.

Показания Нира Хефеца — это не мемуары, написанные по прошествии долгого времени. Это почти репортаж в прямом эфире, с подлинными голосами. Получить такую запись – большая удача для историка, даже если, в конечном счете, их не заинтересует содержание всех записей. В свое время у нас перехватило дыхание, когда в СМИ появилась запись телефонного разговора Эхуда Ольмерта с Шулей Закен. Но теперь мы понимаем, что все это меркнет на фоне компромата против Нетаниягу, оказавшегося в распоряжении следственных органов.

Показания Нира Хефеца – это однозначный обвинительный приговор, политический и демократический, правительству Нетаниягу, даже если Авихай Мандельблит еще не подытожил следственные материалы ни по одному делу против главы правительства и его супруги. Многие сетуют на то, что решение затягивается, потому что юридический советник правительства собирается его принять только после выборов. В таких подозрениях есть логика. Мандельблит тоже понимает, что его подозревают, но все отрицает. Поверим ли мы ему?

На прошлой неделе мне выпала возможность сделать внезапную проверку. Во время очередного прослушивания показаний Хефеца следователь заметил еще одну деталь, которая усугубляет подозрения против Сары Нетаниягу в деле о резиденции премьер-министра. Что с этим делать? Расследовать? Закрыть глаза? Передать эту информацию адвокатам? Ведь речь идет о зависшем деле, а не о новом расследовании.

По делам 1000 и 2000 записи показаний Хефеца подкрепляют два подозрения против Нетяниягу. Снова возвращается та же дилемма. Показания Хефеца появились после того, как работа над делами закончилась и они отправлены в прокуратуру. Так что же делать теперь — забыть о профессиональном долге, который говорит, что дело надо отозвать, возобновить расследование, вновь вызвать Эйтана Кабеля и допросить его с предостережением, что в этом деле он может стать подозреваемым?

Та же дилемма вопиет и по «делу 4000». Отступить? Отказаться от возможности расширения доказательной базы и подкрепления подозрений? Может, подождать, пока Шауль Алович, наконец, поймет, что его версия выглядит странной и не вызывает доверия. Версия, что он не может стать государственным свидетелем, потому что ему нечего рассказать полиции. Кто внушил ему, что такая версия пройдет? Может быть, в его семье или ближайшем окружении есть «троянский конь»?

Время идет. Нетаниягу приближает тот день, когда он сможет избавиться от генинспектора полиции Рони Альшейха в надежде, что это смягчит расследования. Мандельблит должен осознавать, что кредит доверия к нему еще сохранился, но он ежедневно сокращается и проценты растут.

Есть еще один очень зловредный фактор. Крайняя медлительность, характерная для всех этих расследований, сопровождается волной одиозных законопроектов. Заморозить расследования против действующего премьер-министра. Запретить прокуратуре подавать апелляции против оправдательных или слишком мягких приговоров министрам и депутатам кнессета. Ограничить полномочия БАГАЦа. Отвратительные законодательные инициативы, которые останутся нам в наследство от культа личности, который создал Нетаниягу, даже после его ухода в результате поражения на выборах или по судебным причинам.

Мандельблит это понимает. В его выступлении на этой неделе он  представил нынешнее правительство, как самое враждебное в истории по отношению к верховенству закона. Это еще одна причина поторопиться с вынесением решений по всем этим расследованиям. Может, предъявлять обвинительные заключения по очереди, а не тянуть время, чтобы потом тащить в суд все дела в одной куче?

Дан Маргалит, «ХаАрец». Ц.З.

На фото: Нир Хефец.  Фото: Томер Аппельбаум.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend