Никому не нужные еврейские беженцы

16 июля 1938 года во французском городе Эвиан-ле-Бен завершила работу международная конференция, посвященная проблеме еврейских беженцев из Германии. В ней приняли участие представители 32 государств. Это были страны Западной Европы (Восточную представляла лишь Венгрия), Северной и Южной Америки, а также Австралия и Новая Зеландия. Кроме того, своих делегатов в Эвиан направили 24 еврейские и международные гуманитарные организации, в том числе, «Джойнт», Сохнут, Всемирный еврейский конгресс.

В соответствии с расовыми Нюрнбергскими законами евреи Третьего рейха были лишены гражданства Германии. Так сотни тысяч человек стали беженцами в стране, в которой родились.

Реакция международного сообщества на действия нацистов была оперативной, хоть и не слишком эффективной. Уже в октябре 1933 года, вскоре после прихода Гитлера к власти, Лига наций создала специальное ведомство Верховного комиссара по делам беженцев из Германии. За последующие три года при помощи этой инстанции в подмандатную Палестину переехали около 50 000 немецких евреев. Этому способствовало также соглашение «Хаавара», заключенное между Еврейским агентством и нацистскими властями. Оно позволяло немецким евреям, уезжающим в Эрец Исраэль, вывезти из Германии хотя бы часть принадлежавших им средств.

В марте 1938 года вследствие аншлюса Австрии под властью нацистов оказались еще почти 200 000 евреев. Судьба Чехословакии, еврейское население которой также составляло около 200 000, уже висела на волоске. Ситуация в Европе ухудшалась с каждым днем. По инициативе президента США Франклина Рузвельта было решено созвать специальный международный форум, посвященный проблеме еврейских беженцев.

Участники открывшейся 5 июля 1938 года Эвианской конференции выразили сочувствие жертвам расовой политики нацистов. Но ни одна страна не распахнула свои двери настежь перед еврейскими беженцами. Австралия согласилась принять 15 000 человек в течение трех лет. США, Канада и Франция отказались увеличивать иммиграционные квоты, сославшись на высокую безработицу и экономический кризис. Представители Южной Америки согласились принять только трудоспособных беженцев – обладателей инженерных и сельскохозяйственных специальностей. И лишь Доминиканская республика выразила готовность расселить у себя значительное количество немецких евреев и предоставить им земельные участки.

Участники конференции обсудили также возможность массового переезда немецких евреев в Палестину. Но Великобритания отказалась увеличить квоту на въезд еврейских беженцев. Англичане мотивировали это тяжелой ситуацией на подмандатной территории (Большое арабское восстание было в этот момент в самом разгаре) и невозможностью экономически обеспечить благополучие переселенцев.

Представитель Сохнута Артур Рупин заявил в ответ, что из Германии в Палестину прибывает немало обеспеченных людей. «В силу соглашения, заключенного Еврейским агентством с немецкими властями, евреям предоставляется возможность привезти с собой деньги, вырученные в результате продажи их имущества, — подчеркнул он. – Необходимо договориться с правительством Германии, чтобы покидающим страну евреям было позволено вывозить средства в необходимом им объеме. В этом случае Эрец Исраэль сможет свободно принять 200 000 беженцев из Германии и 100 000 – из Австрии». В заключение своей речи Рупин призвал участников форума уделить внимание проблеме евреев Восточной Европы, также страдающих от антисемитизма.

В 1938 году пресса Эрец Исраэль приняла результаты Эвианской конференции сдержанно – без энтузиазма, но и без отчаяния и гнева. «Остается ли надежда достичь что-нибудь?» — вопрошала газета «Давар» в своем заголовке 16 июля, перефразируя слова «Ха-Тиквы». Как мы знаем, этой надежде, если она и оставалась, не суждено было сбыться.

Евреев, которые не смогли выехать из Германии, ожидали дальнейшие преследования, аресты, унижения, и, в конце концов, депортация в концлагеря, расположенные на оккупированных восточных территориях. К середине 1943 года Третий Рейх был объявлен «очищенным от евреев» (юденрайн). Число немецких евреев, убитых нацистами в Германии или погибших вследствие гонений, оценивается в 160–180 тысяч.

Сегодня об оказавшейся, в общем, бесполезной Эвианской конференции вспоминают нечасто. А если и вспоминают, то для того, чтобы осудить страны Запада, не предпринявших решительных мер для спасения евреев Германии. Главным образом достается англичанам, не согласившимся увеличить квоту на въезд еврейских беженцев в Эрец Исраэль.

Однако стоит отметить, что за отказом Великобритании расширить масштабы еврейской эмиграции в подмандатную Палестину, стояло яростное сопротивление арабов. В то время, как в Эвиане обсуждали судьбу немецких евреев, в Эрец-Исраэль продолжалось Большое арабское восстание и евреи практически ежедневно гибли от рук погромщиков. Арабы и их лидеры не проявили никакого сочувствия к преследуемому народу. Они остались глухи к страданиям людей, лишенных гражданства своей страны, унижаемым и изгоняемым из нее. Не говоря уже о том, что многие арабские лидеры откровенно одобряли политику нацистов по отношению к евреям. Именно жестокая, бескомпромиссная позиция арабов не позволила распахнуть двери Эрец Исраэль для еврейских беженцев. Говоря о виновниках случившегося в дальнейшем, не стоит об этом забывать.

В контексте решения проблемы еврейских беженцев редко говорят о роли Советского Союза. СССР вообще не принял участие в Эвианской конференции. Хотя, казалось бы, почему самой большой и «самой свободной» стране мира не принять беженцев, гонимых из нацистской Германии? Вопрос, конечно, риторический. И 80 лет назад никто им всерьез не задавался. 1937-38 – годы Большого террора, очередное обострение классовой борьбы на фоне очередных успехов социалистического строительства. Как тут принять тысячи иностранных контрреволюционеров, когда своих расстреливать не успеваешь?

Тем не менее, нацисты не теряли надежды избавиться от евреев с помощью СССР. После подписания Пакта Молотова-Риббентропа, они обратились к Москве с предложением поспособствовать решению проблемы. Но не тут-то было. Вот документ, обнаруженный и опубликованный историком Геннадием Костырченко – докладная записка начальника переселенческого управления Е. М. Чекменева председателю Совнаркома В. М. Молотову от 9 февраля 1940 года: «Переселенческим управлением при СНК СССР получены два письма от Берлинского и Венского переселенческих бюро по вопросу организации переселения еврейского населения из Германии в СССР — конкретно в Биробиджан и Западную Украину. По соглашению Правительства СССР с Германией об эвакуации населения на территорию СССР эвакуируются лишь украинцы, белорусы, русины и русские. Считаем, что предложения указанных переселенческих бюро не могут быть приняты».

А ведь это уже 1940 год. В оккупированных нацистами польских городах создаются гетто. На территории «генерал-губернаторства» строятся концлагеря. Но предложения о переселении еврейского населения из Германии в СССР «не могут быть приняты». Напротив, движение беженцев идет в обратном направлении – после заключения Пакта о ненападении СССР выдал гестапо около четырех тысяч немецких коммунистов, нашедших временное пристанище в Стране Советов.

Беззубая и зачастую бездушная политика стран Запада является важной, но не единственной причиной неудачи Эвианской конференции. Политика, проводимая в то время арабскими лидерами и Советским Союзом, способствовала ей не в меньшей степени.

Борис Ентин, «Детали».
На фото: немецкие евреи в очереди за билетами в Палестину. Берлин, 1939.
Фото: Wikipedia Commons. Attribution: Bundesarchiv, Bild 183-E01073 / CC-BY-SA 3.0

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend