Фото: Jeenah Moon, Reuters

Альтернативный американский президент по имени Никки Хейли

Один из самых известных шлягеров американского комедийного дуэта Кей и Пил — серия скетчей, в которых Джордан Пил изображает Барака Обаму, а его партнер, Киген-Майкл Кей, играет роль его рассерженного переводчика. Роль переводчика состояла в том, чтобы «перевести» спокойную и взвешенную манеру публичных выступлений Обамы, которая часто раздражала даже его сторонников, в неприкрытую ярость и беспредел, который от него ожидали. 

Никки Хейли исполняла похожую, но прямо противоположную роль у Дональда Трампа: она была переводчиком Трампа на язык вменяемых людей. Хейли переводила нонсенсы Трампа в четкие, резкие и понятные заявления, которые многие из его сторонников жаждали услышать. 

Ее внезапный уход поразил Вашингтон, а вслед за ним — и весь мир. Трамп и Хейли созвали специальное мероприятие для журналистов, чтобы окрасить уход посла США в ООН в розовые тона и сделать хорошую мину при плохой игре, насколько это представляется возможным. Они обменивались улыбками и комплиментами, как будто бы внезапный уход Хейли это вещь, сама собой разумеющаяся, совсем не внезапная и даже необходимая. Они пытались предупредить предстоящие откровения в прессе о существовавших между ними разногласиях, которые, возможно, стали причиной ее ухода. Они попытались создать иллюзию, согласно которой Хейли останется в кругу наиболее приближенных к президенту советников и даже будет способствовать его избранию на второй президентский срок в 2020 году. А после этого, кто знает, может ее ожидает еще более важная должность в кабинете, или даже более того. 

Несмотря на это, уход одной из самых популярных фигур в правительстве Трампа, за менее чем 30 дней до выборов в Конгресс, это сильный удар, который бьет непосредственно по хозяину Белого дома. Внезапный шаг Хейли уменьшает еще больше и без того низкие шансы республиканцев сохранить за собой большинство в Сенате и в Конгрессе. На фоне скандала с назначением Берта Кавано в Верховный суд на фоне обвинений в попытке изнасилования, произошедшем в юношеские годы, то, что Хейли — женщина, может еще больше снизить популярность Трампа среди женского населения США, даже если двумя событиями нет никакой связи. Уход Хейли оставляет вакуум в высшем эшелоне правительства Трампа в вопросах внешней политики и безопасности, который сейчас практически полностью переходит, к ужасу большей части мирового сообщества, в руки советника по вопросам национальной безопасности Джона Болтона. 

Уход Хейли ударит и по Израилю Биньямина Нетаниягу, а также по американским евреям, поддерживающим его. Хейли была для них лучшим послом, американским или израильским, в пещере лицемеров, лжецов и антисемитов, известной под названием ООН. Хейли фактически озвучивала позицию и взгляды Нетаниягу с трибуны Организации Объединенных Наций, придавая этим взглядам значимость и уважаемую платформу, о которой наш представитель в ООН Дани Данон может только мечтать. Она представляла собой наиболее эффективный ответ на обвинения в сторону израильского премьера в том, что он подвергает опасности будущее Израиля своей безоговорочной поддержкой такому нестабильному и непопулярному президенту, как Трамп. 

Присутствие Хейли было еще более необходимым для тех американских евреев, которые не поддерживали Трампа, как такового, но несмотря на это — приходили в восторг от его про-израильской политики, особенно на фоне того, что происходило в этом плане в администрации его предшественника — Обамы. Для них Хейли была маской солидности для международной политики Трампа, как будто она представляла собой независимый элемент, оторванный от разрушительных действий президента США в среде своих западных союзников, его унижение перед Владимиром Путиным, влюбленность в Ким Чен Ына, презрительное отношение к меньшинствам, беженцам, женщинам. Трамп не может быть до такой степени авантюристом, думали они, если он назначил женщину, которая является сочетанием лучших качеств Голды Меир, пророчицы Деворы и царицы Эстер на должность нашего посла в ООН. 

Хейли, которая успешно продвигалась по республиканской лестнице, пока не победила на выборах губернатора в Южной Каролине, заявив о себе, как о потенциальном кандидате на президентскую гонку, дочь эмигрантов индийского происхождения. Само ее присутствие в республиканской верхушке, которая контролируется белыми мужчинами, было исключением из принятых правил игры. Хейли проводила на юге независимую политику, боролась с расизмом из губернаторского кабинета, и даже критиковала расистские высказывания Трампа до того, как превратилась в его посла — в глазах многих американских евреев она была практически альтернативным президентом. Они гордились ей, поддерживали ее и восторгались ей в качестве нового израильского идола и символа еврейского мира.

Хейли представляла для правительства Трампа все те положительные качества, о которых это правительство могло только мечтать. Она помогала затушевывать его недостатки, помогала закрывать глаза на его просчеты и фактически заставляла всех верить, что именно она представляет настоящего Трампа, она, а не он сам. Если Трамп не сумеет найти ей не менее популярную замену, не менее острую на язык и не менее представительную фигуру (совсем не факт, что такая существует), исчезновение Хейли с политической арены заставит ее поклонников взглянуть на Трампа, что называется “без фильтров”. Совсем не факт, что им понравится то, что они увидят.       

Хеми Шалев, ХаАрец. И.М.  Фото: Jeenah Moon, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend