Незаконный статус-кво

Ашдодский спор светских граждан с религиозными высветил сугубо израильскую и уже весьма замшелую проблему, которая больше и важнее, чем спор о праве людей совершать покупки по субботам, и выходит далеко за пределы Ашдода. Эта проблема — соблюдение законности.

Можно ли нарушать закон, руководствуясь благими намерениями? Именно об этом, на самом деле, спорят в Ашдоде как люди на площадях, так и кандидаты в мэры. Городской закон, регулирующий работу торговых объектов, был принят властями Ашдода в 1976 году — и с тех пор не корректировался. Хотя тогда и слова-то «супермаркет» не было: текст гласит, что парикмахерские и мастерские даже в будние дни должны работать только до 19.30, а объекты общепита и киоски — в том числе торгующие газетами, сладостями, цветами, мороженым и прохладительными напитками — до 24.00. Все остальные, не указанные в законе — тоже до 19.30 (за исключением некоторых дней). По субботам же торговать продуктами нельзя, хотя предприятие может быть открыто (например, объект культуры или спорта), только если в нем заодно не подают еду и напитки.

Это позволило нынешнему ашдодскому мэру Йехиэлю Ласри объяснить раздачу штрафов магазинам, работающим по субботам, «соблюдением законности». В минувшую субботу десятки магазинов, расположенных в центрах «Биг Фэшн» и «Стар», должны будут заплатить по 320 шекелей каждый. Для города с годовым бюджетом, примерно, в 1.5 млрд. шекелей это — не самый главный источник пополнения казны. Зато для владельцев — ощутимый убыток. О том, с какой легкостью в Ашдоде жонглируют законами, используя их для личной выгоды, «Деталям» рассказал кандидат на пост мэра Шимон Кацнельсон.

— Поскольку «харедим» занимают около 40 процентов руководящего состава города, то и денег из казны они получают больше. Больше средств идет на системы религиозного образования, им выделяют больше земель — чуть ли не на каждом совещании муниципалитета мы выделяем общественные земли различным религиозным общественным организациям, — пояснил Кацнельсон. — А три недели тому назад члены жилищной комиссии проголосовали на своем заседании за то, чтобы все 4000 квартир в районе, где живут ультраортодоксы, получили разрешение на увеличение их площади в два раза.

Только в этом районе — потому что здесь уже возведено много незаконных пристроек, там тысячи квартир были незаконно расширены — и их вмиг сделали легальными! Вместо того, чтобы выписывать им  штрафы, как сегодня магазинам, с них одним махом сняли эту проблему. А штраф такой мог составлять и несколько сотен шекелей, и несколько тысяч — в зависимости от того, что именно человек пристроил, на какое количество квадратных метров увеличил свою жилплощадь.

Естественно, что я голосовал против. На том же заседании я сказал: давайте позволим еще какому-то району расширяться. В светском, в котором у людей квартиры по 70 или 90 кв м, а они хотят увеличить их до 120 или 140 кв. м — давайте им тоже разрешим это сделать. Но нет, дали только этому религиозному району, жильцов которого хотели избавить от штрафов.

— Но если вернуться к спору о магазинах, то даже при столь избирательном исполнении закона мэра нелегко упрекнуть в том, что где-то он все-таки начал за ним следить? Ведь до этого момента ваш пресловутый статус-кво держался просто на несоблюдении закона!

— На самом деле, именно нынешний мэр, Ласри, стал превращать наш светский город в религиозный. Я об этом говорил еще в 2013 году. Он взял к себе в коалицию 10 представителей ультраортодоксальных фракций, несмотря на то, что в муниципалитете есть 14 светских депутатов, то есть большинство. Так что, если бы он захотел, то создал бы светскую коалицию без больших усилий.

Шимон Кацнельсон

Этот закон действует с 1976 года, и до сих пор не мешал магазинам работать по субботам там, где это не мешало религиозным людям. Все магазины  в промышленной зоне, которые не мешают никому, куда приезжают в субботу только светские люди, были открыты.

Ведь что такое статус-кво? Это обычное соглашение между двумя группами. Мы считали это правильным, и даже когда в муниципалитете имели большинство, чтобы изменить этот закон — говорили, что не хотим ущемлять меньшинство, ведь мы живем вместе и нет смысла что-то менять.

Но сегодня в Ашдоде уже не 40 тысяч жителей, как в 1976 году, а 240 тысяч. Естественно, что нужно провести ревизию закона. Подать и утвердить новый законопроект может только мэр. Он уже 10 лет в муниципалитете, и этого не сделал. Я думаю, нужна ревизия, чтобы оставить статус-кво таким, каким он был. Пока у нас де-юре нигде нельзя открывать магазины, а де-факто есть места, которые открыты. Но точно также я могу спросить — а почему у нас сегодня не открыт Гейхал а-Тарбут? (Дворец культуры). Он по субботам закрыт, хотя по нынешнему закону мог бы работать. Но муниципалитет, чтобы не ущемлять чувства религиозных жителей, решил иначе, хотя закон этого не требует. Так что, еще раз говорю, все делается де-факто. Мэр города сегодня нарушает статус-кво, и делает это только в политических целях — чтобы ультраортодоксы проголосовали за него 30-го октября.

Помимо высокого уровня голосования, ортодоксы отличаются сплоченностью и после выборов, чем и обеспечена их сила. Разве можно ждать и от светских списков подобного?

— Всего у нас 27 депутатов горсовета. Да, светские делятся на маленькие группки, а ультраортодоксы идут вместе. Поэтому, когда один из раввинов говорит , что нужно поддерживать Ласри — все 25 тысяч избирателей пойдут голосовать за одного человека, который потом будет раздавать им должности и давать привилегии.

Лишь их помощь держит Ласри у власти — ведь напрямую его список на прошлых выборах набрал чуть больше 2 мандатов, всего лишь, и только благодаря соглашению о разнице голосов он получил третий мандат. Светские люди за него не голосовали. Поэтому он обязан ортодоксам. И сегодня, за 9 месяцев до выборов, с помощью штрафов магазинам он хочет им сказать: вы вновь должны идти только со мной, у вас нет никакой другой альтернативы.

Но и светские люди могут на выборах объединиться. Такое уже было в 1998 году, когда я получил 9 мандатов из 23, то есть 40% голосов — было больше, чем у всех ультраортодоксов вместе взятых.

Торговый центр «Биг» взял на себя оплату штрафов магазинам, которые расположены на его территории. Штрафы также были выписаны в «Стар-центре», который уже чуть ли не 20 лет работает… А когда три года назад открылся «Биг Фешн», мэр сам заявил, что там не будут давать штрафы! Но сегодня он решил, что перед выборами ему это выгодно, и пошел на это, — сказал Шимон Кацнельсон.

В создание торгового центра «Биг» его владельцами было вложено 400 млн. шекелей. Под его крышей работают 140 магазинов. Раввины уже приговорили его к торговому бойкоту — а утрата религиозных покупателей может ударить по карману владельцев куда сильнее, чем городские штрафы. И никто сегодня не ответит на вопрос, нет ли в ашдодских спорах еще и коммерческой составляющей — банальной попытки задушить конкурента.

Что до действий Ласри, то де-юре они стали ответом на запрос общественного юридического объединения — «Движение за еврейское государство», выступающего за усиление еврейского характера государства Израиль. Юристы потребовали обеспечить соблюдение закона, после чего на карте города пометили районы, в которых магазины все еще работают по субботам. Осталось стрелками прочертить на ней пути, по которым отправились выдавать штрафы муниципальные инспекторы, чтобы карта стала напоминать план боевых действий.

Вопрос, который решается сейчас в Ашдоде, больше, чем просто борьба за пост мэра богатого портового города. Возможно, так израильтяне научатся вовремя менять законы, приводя их в соответствие с современной жизнью, а не полагаться «на авось» до тех пор, пока кому-то это не перестанет быть выгодно.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Илан Асаяг

На фото: плакаты в Ашдоде перед муниципальными выборами 2013 года


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend