«Невозможно представить, что Израиль начнет выдавать своих офицеров»

26 сентября будет рассмотрена заявка Палестинской Автономии на вступление в Интерпол. «Это головная боль, и очень серьезная», — сказал адвокат Яшар Якоби в интервью «Деталям». Получат ли палестинцы возможность требовать ордера на арест и экстрадицию израильских граждан на свою территорию?

Желание палестинских полицейских вступить в Интерпол вызывает недовольство Израиля прежде всего потому, что рассматривается в контексте односторонних шагов Рамаллы по международной легитимации своей государственности. В очередной раз поданная заявка палестинцев будет рассмотрена на заседании Генеральной Ассамблеи Международной организации полиции, которое пройдёт 26 сентября в Китае, хотя в прошлом году на подобном заседании, проводившемся в Индонезии, ее отвергли. Как и аналогичные запросы Косово (ее приему противились несколько стран, в том числе и Россия) и Соломоновых островов. Однако сейчас, по оценкам специалистов, Автономия имеет более высокие шансы на удовлетворительный ответ — хотя израильские дипломаты и лично премьер-министр Нетаньягу при поддержке США оказывают давление на руководство Интерпола, стремясь торпедировать прием палестинцев в ряды еще одной международной структуры.

— Израиль активно участвует в работе Интерпола, — говорит Яшар Якоби. — Нас просят задержать подозреваемых, и мы сами подаем запросы на задержание. Например, был у меня клиент, которого Россия не выдавала в течение 7 лет. Постепенно он начал путешествовать и оказался в Киргизии. Поскольку все эти годы в стране находился израильский запрос, поданный через Интерпол, то подозреваемого задержали там и привезли в Израиль.

Кстати, до недавнего момента Россия вообще не выдавала своих граждан. Может быть, сейчас, после визита министра юстиции Айелет Шакед ситуация изменится — стороны договариваются об ускоренной процедуре экстрадиции тех, кто подозревается в преступлениях.

В Интерполе членство имеют 190 стран. И, как вы понимаете, не все эти государства можно считать демократическими. В некоторых странах о том, что такое демократия, знают разве что понаслышке…

— То есть палестинцам отказывают по каким-то другим причинам?

— Деятельность Интерпола — это работа большой бюрократической машины. Страна-участница может подать запрос, но должны быть соблюдены необходимые условия. Существует восемь видов запроса, которые отличаются по цветам. Самый экстренный — красный, он после задержания предусматривает процедуру экстрадиции. Под распоряжением о введении запроса в действие обычно ставит подпись генеральный секретарь организации. Чтобы отменить подобный запрос, созывается Ассамблея, и запускается очень длительная бюрократическая процедура.

Этого Израиль и опасается. Если запрос удовлетворяет уставу Интерпола, то он будет введен в силу. После того, как он попадет в компьютеры стран-участниц, никто не будет рассматривать его достоверность, не будет анализировать причины его подачи. Человека просто задерживают, а потом начинается судебный процесс.

В принципе, о чем говорит запрос? Страна-участница, в данном случае Палестина, может подать запрос против нашего бывшего министра обороны. Вот он приедет, допустим, в Швецию — в этой стране нас не очень любят. Его могут там арестовать и, теоретически, передать властям Автономии! Конечно, Израиль этого не допустит и предотвратит, но придется тратить на это силы и нервы.

Если помните, был однажды подан запрос в Международный военный трибунал, в итоге Эхуд Барак сомневался, лететь ему в Лондон или не стоит. В итоге полетел, но только после того, как получил письменные обязательства, что задержания не будет… Одним словом, это головная боль, и очень серьезная.

— Вы говорите, что подать запрос довольно просто. Помимо соблюдения различных формальностей, что еще должно в нем быть?

— Есть важный нюанс — Интерпол не занимается военными преступлениями. Это профессиональная полицейская организация. В его уставе говорится: «Организации категорически запрещается осуществлять какое-либо вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера». Но вы же понимаете, что есть устав, а есть его интерпретация. Быть во власти тех, кто трактует статьи устава, не всегда приятно. Палестинцы явно не будут те или иные инциденты подавать как военные преступления.

Адвокат Яшар Якоби. Фото предоставлено PR-агентством

— То есть, например, может быть подан иск против израильского офицера, который в ходе операции застрелил какого-нибудь боевика?

— Будет заявлено, что инцидент произошел не во время военной операции, а палестинца убили по частной инициативе офицера. Конечно, это надо доказать. Страна, подающая заявку, должна указать, что на ее территории человек объявлен в розыск. Но эту формальность Палестина может соблюсти, и тогда подобному запросу вполне могут дать зеленый свет.

Понятно, что Автономия будет пользоваться таким инструментом для решения политических вопросов, чтобы насолить, навредить… Надо сказать, что Израиль через Интерпол подает запросы только против тех, кто совершил уголовные преступления. Через такие каналы не решаются вопросы с тем, кто недоволен властями!

— Израиль, пытаясь торпедировать принятие Автономии в Интерпол, говорит и о том, что следствием приема Автономии в ряды организации станет политизация работы самой международной полицейской организации. А разве сейчас этой политизации нет? Разные страны не сводят друг с другом счеты, используя такие запросы?

— Навредить всегда можно, и желающие есть. Но в организации работают профессиональные полицейские. Да и как правило запрос не подается, когда подающая сторона заведомо знает, что получит отказ.

Сам по себе арест на территории другого государства смысла не имеет. Да, подозреваемого могут по запросу задержать на 40 дней, а потом, при некоторых обстоятельствах, продлить этот срок еще на столько же. Но за это время можно принять необходимые юридические меры. Понятно, что для человека 80 дней за решеткой — это плохо, но ведь конечная цель — это его экстрадиция. Если за запросом стоят явные политические мотивы, то подозреваемого не выдают. Израиль, например, не выдает подозреваемых, когда такие опасения существуют.

Впрочем, конечно, всегда найдутся политики, которые захотят использовать международные структуры для сведения счетов.

— Но при этом, когда есть такой неурегулированный конфликт, как между Израилем и палестинцами, есть простор для маневра?

— Существует мнение, что Палестина хочет перевести политический вопрос в плоскость профессиональных структур, и там добиваться каких-то успехов, набирать очки. На самом деле нужно решить политические вопросы, все остальное образуется само.

И я не представляю, что Израиль будет выдавать своих офицеров. Это абсурд, такого не произойдет. Да у палестинцев этого и не получится. Одним из критериев, по которым подозреваемый не может быть выдан, является жестокость наказания и условия содержания в тюрьмах, а у них места заключения не соответствуют международным нормам. Я не думаю, что стандарты ПА удовлетворяют даже минимальным требованиям.

Впрочем, суть, конечно же, не в этом, а в том, что Израилю вообще не подобает заниматься такими разбирательствами. Поэтому мы и хотим предотвратить вступление Автономии в Интерпол.

Олег Линский, «Детали». Фото: Даниэль Бар Он

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама