«Разве это мы считали сионистской мечтой?»

Вы думали, наше государство – еврейское? Нет. Отныне наша миссия иная. И начинается она с буквы «Ф». Что бы Нетаниягу ни сделал — это читается между строк.

Будь Израиль Биньямина Нетаниягу еврейским государством, было бы естественно ожидать, что на первом месте для премьер-министра стоит безопасность тысяч еврейских семей, проживающих в общинах на границе с Газой, где дети не спят по ночам, потому что боятся обстрелов – дети, взращенные на любви к полям и рощам и к населявшим их животным, которые теперь обратились в пепел.

Но нет. Перед Нетаниягу стоят вопросы поважней. Зачем ему навещать этих людей – это же не его электорат.

Заходит ли речь о терпимости по отношению к проявлению антисемитизма со стороны правых экстремистов в Восточной Европе и Америке Трампа, о поддержке бесчеловечных тоталитарных режимов во всем мире; будь то неуклонное наступление на демократию в самом Израиле или поэтапная аннексия земель Западного берега и попирание прав палестинцев по всему Западному берегу и Восточному Иерусалиму, Нетаниягу однозначно дает понять: имя наше — фашизм.

Словом и делом, премьер-министр и его ближайшее окружение утверждают, что Израиль в их власти. Судите сами:

На верхней ступени шкалы приоритетов текущих дел у Нетаниягу стоит законопроект о национальном государстве. Как следует из самого названия, в основе предлагаемого закона лежит крайний национализм и применение грубой силы. К тому, что мы всегда понимали под иудаизмом, никакого отношения это не имеет.

Закон о национальном государстве до такой степени неудачен, до такой степени приближает нас к фашизму и по самой своей сути настолько противоречит еврейским ценностям, что президент Реувен Ривлин, столь же преданный укреплению израильской демократии, как он предан Ликуду, был вынужден написать в открытом письме, что ключевой параграф законопроекта «может нанести вред еврейскому народу в Израиле и во всем мире и даже взят на вооружение нашими врагами».

Попытки протолкнуть закон о национальном государстве пришлись на тот момент, когда помощники Нетаниягу углубляют антидемократическую политику.

Вот несколько шагов, предпринятых ими в последнее время:

— Министр науки Офир Акунис, нарушив работу совместной немецко-израильской комиссии, которая могла бы привлечь миллионные средства к нейрологическим исследованиям в Израиле, запретил одной из ведущих исследовательниц мозга, профессору Яэль Амитай, участвовать в обсуждении. Объяснение? В 2005 году Амитай, наряду с сотнями других израильских ученых, подписала петицию в поддержку солдат, которые отказались служить на территориях (но не от службы в армии). И это через несколько дней после того, как правительство, включая Нетаниягу и Акуниса, поддержало право ультраортодоксов вообще отказаться от армейской службы.

— Министр культуры Мири Регев, доверенное лицо Сары Нетаниягу, известная своим неприкрытым расизмом по отношению к африканским соискателям убежища, заявила, что намерена провести «законопроект о культурной лояльности».

Подобный закон позволил бы ее министерству прекратить финансирование культурных институтов и фильмов, которые, по ее мнению, «ведут подстрекателькую деятельность по отношению к государству», «делегитимизируют Израиль» или нарушают закон о Накбе, согласно которому можно лишить финансирования любой институт, который считает, что День независимости Израиля является днем траура для палестинцев, вынужденных в 1948 году бежать из родных мест.

— Государственные чиновники Нетаниягу в аэропорту Бен-Гуриона активизировали усилия по задержанию, допросу и изгнанию анти-израильски, по их мнению, настроенных туристов. При этом они опираются на информацию, полученную из-за рубежа от анонимных ультраправых осведомителей.

Среди задержанных и допрошенных оказалась Дженнифер Горовиц, в прошлом гендиректор еврейской федерации Сан-Франциско, а ныне вице-президент Нового израильского фонда, которая определяет себя как сионистку. Лишь после трех раундов допросов в аэропорту ей был разрешен въезд в страну.

На прошлой неделе была задержана и выслана из страны активистка BDS Ариэль Голд. Когда Голд позже сообщила, что взвешивает возможность репатриации в Израиль, известный комментатор Бен-Дрор Йемини заявил в интервью I24 News, что, несмотря на то, что Закон о возвращении почти автоматически предоставляет израильское гражданство евреям мира, Голд, с учетом ее «антиизраильских» взглядов, должна быть лишена таковой возможности, даже если для этого потребуется внести в закон изменения.

Ривлин, выступивший против законопроекта о национальном государстве, несмотря на то, что его роль как президента по своей сути аполитична, принадлежит к большой группе умеренных лидеров Ликуда – сторонников демократии, вытесненных с ключевых позиций в партии и замененных преданными Нетаниягу функционерами, продвигающими антидемократическое законодательство.

Ривлин особенно осудил параграф, которому, как заявил юридический советник кнессета Эйяль Инон, «нет эквивалента ни в одной конституции в мире». Этот параграф узаконил бы то, что Генеральная прокуратура назвала вопиющей дискриминацией. И привело бы к тому, что «комиссия по отбору жителей» смогла бы повесить на въезде в поселок табличку «неевреям вход запрещен».

Другой параграф этого закона лишил бы арабский язык его статуса официального языка государства Израиль. Этот пункт фактически направлен на понижение статуса гражданства носителей этого языка – при том, что для каждого пятого израильтянина арабский язык является родным.

Ряд других пунктов нового закона, если он пройдет, также расширят возможность использования прецедентных решений, принятых на религиозной основе, и привести к созданию населенных пунктов «только для евреев».

Нетаниягу спит и видит, что в понедельник законопроект пройдет голосование.

В своем открытом письме президент упоминает параграф законопроекта, согласно которому «государство может позволить группе людей, исповедующих одну и ту же религию или принадлежащих к одной и той же национальности, основать эксклюзивную общину». В связи с этим Ривлин предупредил, что подобная мера «позволит создавать населенные пункты, в которые не будут допущены сефардские евреи, ультраортодоксы, друзы, ЛГБТ и другие».

«Но разве это мы считали сионистской мечтой?» — вопрошает президент.

Бредли Берстон, «ХаАрец», М.Р.

На фото: Биньямин Нетаниягу и Мири Регев. Фото: Эмиль Сальман

 


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend