\

Нетаниягу надеется, что палестинцы сами сорвут соглашение о примирении

Десять дней назад глава правительства Биньямин Нетаниягу воспользовался заседанием фракции «Ликуд» в Маале-Адумим, чтобы подвергнуть резкой критике контакты между представителями движений ФАТХ и ХАМАС. «Мы не примем мнимого примирения, при котором палестинцы якобы примирятся за счет нашего существования», — сказал Нетаниягу. Глава правительства добавил ряд условий, таких как разоружение военного крыла ХАМАСа и разрыв связей между ХАМАСом и Ираном.

Спустя несколько часов после объявления в Каире о достижении соглашения о примирении между ФАТХом и ХАМАСом, канцелярия главы правительства опубликовала совсем иную реакцию. Сдержанность, осторожность и дипломатический язык, на котором была сформулирована реакция Израиля, были не менее удивительны: «Израиль изучит развитие событий на местах и будет действовать соответствующим образом», — говорится в этом заявлении. Трудно не заметить изменение тона. Примирение уже не является мнимым, оно не проходит за счет существования Израиля и слово «Иран» исчезло.

Но для того, чтобы понять масштабы изменения отношения Нетаниягу к внутрипалестинскому примирению, необходимо вернуться к апрелю 2014 года, когда ФАТХ и ХАМАС подписали соглашение о примирении и сформировали правительство единства. Тогда Нетаниягу внес в военно-политический  кабинет ответное решение о замораживании всех политических контактов с Палестинской автономией и пригрозил введением экономических санкций. Тогдашний министр юстиции Ципи Ливни даже подверглась нападкам со стороны Нетаниягу за то, что посмела встретиться с палестинским президентом Махмудом Аббасом.

В основе сдержанной реакции Израиля лежат несколько причин. Первая — это Египет. Внутрипалестинское примирение — это дитя президента Египта Абд эль-Фаттаха А-Сиси. Того самого А-Сиси, который поддерживает беспрецедентные связи в сфере безопасности с Израилем. Того самого А-Сиси, который прибыл на тайный саммит в Акабе в феврале 2016 года и пытался сформировать правительство национального единства с Нетаниягу и Герцогом. И того самого А-Сиси, который лишь в прошлом месяце согласился провести первую публичную встречу с Нетаниягу в Нью-Йорке. Вторая причина — администрация президента Трампа. Белый дом не только не подверг критике египетский процесс по примирению между ФАТХом и ХАМАСом, но даже поддержал его публично. Первые ростки появились 30 августа, когда американский спецпосланник Джейсон Гринблат посетил кибуц Нахаль Оз на границе с сектором Газа и сделал удивительное заявление, согласно которому Палестинская автономия должна забрать из рук ХАМАСа контроль над сектором Газа.

Гринблат не запутался, и его слова были не оговоркой, а частью политики. Он подробно повторил их в ходе своего выступлении на конференции стран-доноров Палестинской автономии в Нью-Йорке месяц назад. Несколько дней спустя было опубликовано совместное заявление Соединенных Штатов, России, Организации Объединенных Наций и Евросоюза, которое содержало ту же мысль. Администрация Трампа, которая хочет продвинуть мирную инициативу между Израилем и палестинцами и предотвратить новую вспышку в секторе Газа, понимает, что возвращение Палестинской автономии в Газу является критическим для обеих сторон. Будучи умным и хитрым адвокатом, Гринблат прекрасно знает, что вопрос о возвращении ПА в сектор Газа входит в то или иное соглашение о примирении с ХАМАСом.

Есть и третья причина, которую политическое руководство страны отказывается признать публично, однако система безопасности подчеркивает ее в ходе внутренних дискуссий — возвращение Палестинской автономии в сектор Газа, пусть и частично, может также послужить интересам безопасности Израиля. По завершении военной операции «Несокрушимая скала» были предприняты международные усилия по возвращению сил безопасности Палестинской автономии на КПП в секторе Газа в качестве первого этапа демилитаризации сектора. Ципи Ливни продвигала этот процесс и выработала формулировку резолюции Совбеза ООН — однако неторопливость Нетаниягу и упрямство Абу Мазена привели к упущению этого шанса. Вероятно, понимание того, что в нынешнем процессе снова есть возможность, а не только угроза, привело к тому, что Израиль пока не пытался подорвать данный процесс.

Возможно, что около двух недель назад, когда начались контакты по примирению, в Иерусалиме думали, что речь идет об очередных бесполезных переговорах, которые не принесут каких-либо результатов, как это происходило много раз в прошлом. В настоящее время в Израиле полагают, что на этот раз речь может идти о более серьезном шаге. У Израиля были и все еще есть разные способы для торпедирования данного процесса, однако он предпочитает не делать этого. Глава правительства Биньямин Нетаниягу и министр обороны Авигдор Либерман прекрасно понимают, что, когда и Трамп, и А-Сиси поддерживают внутрипалестинский процесс примирения, здесь мало что можно сделать. Всё, что им остается, это тихо ворчать в надежде на то, что палестинцы снова докажут, что они не упускают возможности упустить возможность и сами обрекут на провал данный процесс.

Барак Равид, «ХаАрец«, Ш.Ш.
На фото: американский спецпосланник Джейсон Гринблат и Биньямин Нетаниягу
Фото: Коби Гидеон (GPO)

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend