Политика, казуистика и Западная стена

В последнее время глава правительства Биньямин Нетаниягу и его советники работают над тем, чтобы создать особый статус Западной стены, объясняя, почему не удалось реализовать уже намеченный компромисс, и кто в этом виноват.

Согласно разъяснениям Нетаниягу, представителям неортодоксальных течений иудаизма давно уже отведено место для совершения молитв. Так почему, собственно говоря, правительство подвергается нападкам за якобы замораживание достигнутого соглашения? Все, что было обещано в этом направлении, заключается в том, что молитвенное пространство у Западной стены должно стать еще красивее, просторнее, чтобы хватило места всем, и, как видите, над достижением этого результата мы уже начали работать.

Вот на это Нетаниягу умело сослался, выступая в видеозаписи перед участниками генассамблеи еврейских федераций Северной Америки:

«Решение, принятое в 2016 году, вовсе не заключалось в создании особого, специфического молитвенного пространства, а, скорее, в улучшении существующего. С этой целью необходимо провести серьезные реставрационные и ремонтные работы, и я работаю над тем, чтобы это произошло как можно скорее».

Заявляя, что всё, что касается Западной стены, «жизненно важно для меня лично», Нетаниягу настаивал на том, что правительство проголосовало за приостановку упомянутого решения в июне исключительно из идеологических соображений, содержащихся в законе об особом статусе Западной стены.

Верно то, что у представителей реформистского и консервативного движений существовало свое собственное молитвенное пространство. Но они никогда не рассматривали его в качестве постоянного, расположенного недалеко от места археологических раскопок, известного как Арка Робинсона. И не только из-за того, как это место выглядит. Речь идет и о том, что после поступавших от них жалоб Нетаниягу обратился к председателю Еврейского агентства «Сохнут» Натану Щаранскому с просьбой подготовить план создания нового молитвенного пространства еще в 2013 году. Этот план должен был доказать «реформистам» и «консерваторам», что в Израиле относятся к их взглядам так же уважительно, как и к взглядам ортодоксальных евреев. План Щаранского, который Нетаниягу с радостью принял, и стал основой для компромиссного соглашения по Западной стене.

Если целью плана было исключительно улучшение существующего эгалитарного пространства, как теперь утверждает Нетаниягу, то правительству не нужно было тратить три с половиной года на переговоры с неортодоксальными движениями и с движением «Женщины — за место у Стены», феминистской молитвенной группой. Иначе говоря, глава правительства вообще не нуждался бы в каких-либо переговорах, а просто должен был инициировать процесс получения заявок на проведение реставрационных и ремонтных работ в районе Западной стены.

Что касается большинства евреев диаспоры, то, безусловно, они душой и сердцем с теми положениями, заключенными в компромиссе, которые Нетаниягу пытается сейчас опровергнуть, считая их тривиальными. Фактически это и есть те «идеологические соображения», представляющие собой основную часть 40-страничного документа, утвержденного правительством еще в январе 2016 года.

Какие же «идеологические соображения» Нетаниягу и его советники пытаются списать со счета, как несущественные?

Во-первых, речь идет о «доступности». Согласно упомянутому январскому решению, новое и улучшенное эгалитарное молитвенное пространство на южной стороне Западной стены создало бы общий проход с существующим, разделенным по признаку пола местом молитв на северной стороне. В настоящее время «консерваторы» и «реформисты» вынуждены использовать другой вход для доступа к эгалитарному пространству. Общий вход означал бы, что все направления в иудаизме одинаково важны.

Во-вторых, внешний вид. По соглашению от января 2016 года, новое и улучшенное эгалитарное молитвенное пространство будет иметь такой же внешний вид, как и существующее, разделенное по признаку пола.

В то время как разделенное по признаку пола пространство всегда на виду у посетителей Западной стены, иное эгалитарное пространство скрыто за высоким забором, увенчанным колючей проволокой. Сделав эгалитарное пространство полностью видимым, достигался бы принцип равенства между течениями.

В-третьих, представительство. В соответствии с соглашением, должен быть создан новый орган управления улучшенным эгалитарным пространством. Планировалось, что туда на равных правах войдут представители реформистских и консервативных течений вместе с «Женщинами — за место у Стены».

Новое толкование предлагает относиться к «реформистам» и «консерваторам», как к капризным детям: они так же капризно настаивают на «идеологических соображениях», вместо того, чтобы добиваться конкретных, «практических» изменений. Однако для лидеров реформистского и консервативного течений именно «идеологические соображения» носили принципиальный характер, и именно поэтому они провели три с половиной года в переговорах, обсуждая сделку.

Что касается улучшений эгалитарного пространства, где, как утверждает Нетаниягу, правительство «продвигается вперед», ситуация обстоит следующим образом.

Через несколько дней после того, как в конце июня правительство проголосовало за приостановление сделки по Западной стене, Нетаниягу обещал немедленно начать ремонт и реставрационные работы. Когда несколько недель назад делегация совета управляющих Еврейского агентства посетила эгалитарное пространство, она была потрясена, обнаружив, что за последние четыре месяца там не было передвинуто ни единого камня.

Нетаниягу настаивает на том, что он привержен части соглашения о Западной стене, касающейся физических изменений существующего эгалитарного пространства. Единственная проблема заключается в том, что соглашение никогда не уточняло, какими будут эти физические изменения. Оно касалось границ улучшенного пространства и места нового входа. В ходе переговоров представители реформистского и консервативного течений запросили подробный план реконструкции, который должен быть включен в соглашение, однако Нетаниягу настаивал на отсрочке до тех пор, пока не будет утверждено само соглашение.

Джуди Мальц, «ХаАрец», М.К.
На фото: Западная стена. Фото: Эяль Варшавский

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама