Выход США из ядерной сделки вряд ли поможет Израилю

Известную логическую головоломку, применительно к истории иранского атома, можно рассказать так: израильтянин приехал в страну лжецов, чтобы выяснить, не производит ли она ядерное оружие. «У нас есть ядерное оружие, — говорит ему известный лжец. – Но мы всегда говорим неправду». «Ага, — отвечает израильтянин. – Я все понял, и я знаю, что вы лжецы». «То есть, теперь ты понимаешь, что у нас нет ядерного оружия?» – спрашивает лжец. «Но ты же лжец, — говорит израильтянин. – Значит, у вас есть ядерное оружие».

Израилю не нужно было разгадывать эту загадку. В Иерусалиме прекрасно знали о существовании иранской военной ядерной программы под названием «Амад». Иранцы лгали, утверждая, что они не занимаются разработкой ядерного оружия. И на этой лжи их поймал не только Израиль. Международное агентство по ядерной энергии (МАГАТЭ) тоже знало о существовании программы «Амад». В докладе МАГАТЭ, опубликованном еще в 2011 году, подробно рассказывалось об иранской ядерной программе, которая была в тот момент заморожена. Почему же МАГАТЭ не выступило в поддержку Израиля и не уличило Иран во лжи? И если там знали об иранской ядерной программе, о ней знали и в США. Но американцы тоже предпочли закрыть глаза на происходящее.

То, что иранцы лгут, было понятно всем. Об этом свидетельствует, например, доклад Совета директоров МАГАТЭ опубликованный еще в 2004 году. В нем прямым текстом говорится, что Иран «лгал, вводил в заблуждение, отрицал и отвергал» в ответ на любую просьбу предоставить информацию о своей ядерной программе. Доказательством этого служат иранские ядерные объекты, о которых ранее никто не знал, обнаруженные с помощью Израиля задолго до подписания ядерной сделки в 2015 году. Поэтому «открытие», свидетельствующее о том, что эта сделка основана на лжи, и, следовательно, не имеет силы, на самом деле не содержит ничего нового.

Здесь нелишним будет напомнить, что Иран заморозил ядерную программу по собственной инициативе в конце правления президента Мохаммеда Хатами. Это произошло после того, как возглавляемая США коалиция заняла Ирак. Тогда Иран предложил американцам начать переговоры о своей ядерной программе. Президент Буш отреагировал: «Мы не разговариваем с представителями оси зла». Письменно на послание Хатами вообще никто не ответил.

Год спустя гендиректор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадей призвал Джорджа Буша вступить в переговоры по вопросу иранского атома. На этот раз Буш согласился. При этом он попросил эль-Барадея предложить Ирану направить на переговоры высокопоставленного, наделенного широкими полномочиями представителя. Но против переговоров с американцами выступил верховный вождь Ирана, аятолла Али Хаменаи. Эта история, рассказанная президентом Хатами в 2012 году, свидетельствует о том, что Буш знал об иранской ядерной программе и ее военном характере. Почему же он, в своем стремлении к борьбе с распространением оружия массового поражения, решил атаковать Ирак, а не Иран? Ответ на этот вопрос знает только Буш.

Так или иначе, суть проблемы заключается не в том, смог ли Нетаниягу уличить иранцев во лжи. Главный вопрос: сумеет ли Нетаниягу убедить Трампа разорвать ядерную сделку, которую премьер-министр Израиля уже назвал «наихудшим из всех подписанных соглашений»? Выход США из этого соглашения не означает автоматическое введение санкций против Ирана. В то же время американцы могут наложить на Иран новые санкции, не разрывая ядерную сделку. Для этого могут найтись и другие поводы.

США не могут заставить европейские страны, а, тем более, Россию и Китай выйти из ядерной сделки и ввести санкции против Ирана. Поэтому даже если американцы предпримут такой шаг в одностороннем порядке, иранцы сохранят торговые связи с другими своими партнерами и смогут продолжить работу над созданием ядерного оружия. В случае введения новых санкций США могут их распространить на крупнейшие международные концерны. Но это нанесет существенный удар по интересам американских корпораций, ведущих дела в Европе, России и Китае.

Иран смог успешно вести ядерные разработки в условиях жестких международных санкций. В случае, если на этот раз к американцам не присоединятся Европа, Россия, Китай и такие страны, как Южная Корея и Индия, иранцы вообще не почувствуют серьезных затруднений. По сути дела, Иран и сейчас живет в условиях американских санкций, поэтому рассчитывается со своими торговыми партнерами, в основном, в евро или в местных валютах.

Если Иран продолжит соблюдать условия ядерной сделки и после выхода из нее США, иранские ядерные объекты еще 12 лет будут находиться под жестким контролем. По данным МАГАТЭ, Иран тщательно выполняет все условия ядерной сделки и никак их не нарушает. То же самое говорит и начальник генштаба израильской армии Гади Айзенкот. У американцев нет никакого формального повода, чтобы требовать изменения условий сделки. Но выход из нее сильно затруднит позиции США при создании международной коалиции, требующей от Ирана прекратить разработки баллистических ракет дальнего радиуса действия. Эта проблема, как известно, является особенно чувствительной для Израиля.

Ситуация будет иной, если вслед за Трампом последуют и европейские страны. Но пока что нет никаких оснований считать, что Европа, а, тем более, Россия и Китай решать выйти из ядерной сделки с Ираном. И если это все же произойдет, что будет дальше? Иран вновь займется обогащением урана? Международная коалиция атакует Иран? Или Израиль останется один на один с иранской угрозой? Обязались ли Соединенные Штаты в любом случае помогать Израилю при военном конфликте с Ираном?

На все эти вопросы Биньямин Нетаниягу не дал никакого ответа. Подписав ядерную сделку, международное сообщество как бы простило Ирану его прежнюю ложь. Жесткий контроль над ядерными объектами Ирана, оговоренный подписанным соглашением, призван не допустить обмана впредь. Международное сообщество, за исключением Израиля и США, не готово поступиться относительным затишьем, которое предоставила ему ядерная сделка.

Цви Барэль, «ХаАрец», Б.Е.

Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend