Нетаниягу и Кахлон выбрали себе управляющего

На минувшей неделе премьер Биньямин Нетаниягу и министр финансов Моше Кахлон объявили, что их кандидат на пост управляющего Банком Израиля – профессор Амир Ярон. Последовала реакция прессы и финансовых кругов: «Зачем импортировать управляющего из-за границы? В Израиле недостаточно хороших экономистов? Почему именно Ярон? Чем он заслужил это назначение?» Ярон служил офицером в подразделении финансового консалтинга при начальнике генштаба ЦАХАЛа, степени бакалавра и магистра получил в Тель-Авивском университете, но позже уехал в США, где сделал впечатляющую академическую карьеру, включая докторскую степень в Чикагском университете и должность старшего преподавателя в Уортоне.

Когда перед Нетаниягу и Кахлоном стала задача найти нового управляющего, премьер сначала обратился к профессору Мартину Айхенбауму, ведущему экономисту в области монетаризма, американскому еврею с большим опытом работы и авторитетом в академических кругах. Айхенбаум вежливо отклонил предложение главы правительства. 

Потом в список вошли профессор Марио Блехер, бывший управляющий Центральным банком Аргентины,  профессор Эфраим Цдака из Института экономики при Тель-Авивском университете, и профессор Ярон. 

Первой по нескольким причинам была отклонена кандидатура Цдаки, остались Блехер и Ярон. Блехер хорошо известен  в Израиле и в мире. А вот на посту управляющего Центральным банком Аргентины он прослужил недолго и не успел чем-либо запомниться.  Аргентина не является примером для подражания в  кредитно-денежной политике. Вот если бы надо было пригласить футболиста из этой страны – Нетаниягу и Кахлон не думали бы долго. В итоге и Блехер оказался вне игры.

Кто остался? Ярон. Несмотря на то, что Нетаниягу и Кахлон были очень впечатлены Яроном, они покупают кота в мешке. Никто не спорит с тем, что Ярон отличный экономист и профессионал. Но премьер и глава минфина не знают, как Ярон поведет себя по отношению к ним, если станет управляющим. Близкие знакомые профессора говорят о нем как о человеке приятном, но с другой стороны, придерживающемся твердых взглядов и позиций. Это не беспокоит Нетаниягу и Кахлона. Что может их беспокоить? Как далеко он зайдет, взяв на себя роль экономического советника правительства.

Управляющий Банком Израиля может вести себя по-разному. Может давать конфиденциальные советы в кулуарах. А может иметь и отстаивать свою собственную повестку дня, причем не давать при этом правительству ни отдыху, ни сроку. Вот уходящая управляющая Банком Израиля Карнит Флюг критиковала действия Кахлона как в сфере борьбы с ростом цен на жилье, так и в сфере налогообложения. Кахлон не хотел слышать о повышении налогов, и при каждой возможности пытался облегчать налоговое бремя. Флюг это не нравилось, и она не скрывала свое мнение.  Это приводило министра финансов в гнев. 

Ярон займет должность управляющего, не имея существенного управленческого опыта, без глубокого знакомства с израильской экономикой и без практики длительного общения с местными политиками. Ему нужно будет очень быстро перевести его впечатляющие теоретические знания в решение множества практических проблем. В то время, как министры станут с гордостью представлять свои достижения, от Ярона потребуется говорить об этом правду и только правду. Кахлон будет говорить о «революции в области строительства жилья»? Ярону придется высказаться о высокой стоимости квартир и проблемной «цене для новосела». Исраэль Кац будет рассказывать об успехах в развитии общественного транспорта? Ярон будет вынужден ответить, что общественный транспорт Израиля отстает в развитии от других государств. Авигдор Либерман потребует еще несколько миллиардов на нужды обороны? Ярону придется забыть свое прошлое как офицера подразделения финансового консалтинга при начальнике генштаба и сказать: «Откуда вы хотите взять эти деньги? За счет чего мы должны увеличить расходы по этой статье бюджета?» 

В отличие от своих предшественников Яакова Френкеля и Стэнли Фишера, Ярон на всех предыдущих этапах карьеры концентрировался на исследованиях, он не работал ни во Всемирном банке, ни в Международном валютном фонде, ни в крупных американских банках. В академических кругах очень ценят тех, кто посвящает свою жизнь исследованиям и не соблазняется синекурами в глобальных финансовых институтах. Но эти должности важны для понимания того, как действуют политические системы и как теоретические модели выдерживают испытание реальностью.

Сами Перец, «ХаАрец»   Д.Н. Фото: Оливье Фитусси

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend