Нетаниягу – это наше достояние или наше бремя?

«Его всегда интересовали только власть, фисташковое мороженое и даровое шампанское». Едва покинув газету «Исраэль ха-йом», Дан Маргалит обрушился с критикой на Биньямина Нетаниягу в «ХаАрец». В то же время в газете, которая придерживается куда более правых взглядов, «Макор Ришон», другой известный журналист, Амит Сегаль, рассуждает: «Нетаниягу – это бремя или достояние для Ликуда?» Остается лишь развести руками: похоже, Нетаниягу умудрился настроить против себя почти всю местную прессу без исключения, по обе стороны политического спектра.

Дан Маргалит: Нетаниягу не выдерживает шантажа

«Молитвенный план», утвержденный и отменный Биньямином Нетаниягу под диктовку ультра-ортодоксальных партий, стал очередным примером уступок, известных еще со времен движения «Радетели Сиона». В 1952 году Бен-Гурион тоже не добился у вождя ультраортодоксов, раввина Карлица согласия на призыв в армию йешиботников — но тогда тот хотя бы признал де-факто Государство Израиль, в отличие от других раввинов из его общины, — пишет в разделе «мнения» газеты «ХаАрец» Дан Маргалит.

«По обе стороны баррикады всегда находились экстремисты, которые отрицали соглашение о статус-кво. Но классический сионизм на всех этапах своей истории предпочитал компромисс. При всей его болезненности, это было самым разумным решением. И, как правило, компромисс держался долго, но не бесконечно. Менявшаяся действительность требовала коррекции, и каждому из таких согласованных изменений предшествовала борьба светских евреев и ультраортодоксов, а в большинстве случаев – и в собственных лагерях враждующих сторон.

Проблема возникает, когда стороны нарушают компромисс еше до того, как он вступил в силу, как было в случае с «молитвенным планом». Это говорит о слабости: лидеры и в правительстве, и в хасидских дворах утратили власть, авторитет и контроль над неорганизованной улицей.

Но когда в рядах ультраортодоксов неожиданно появилась своего рода шпана, мешающая министрам и депутатам Кнессета выполнить их обязательства и поддержать «молитвенный план», Биньямин Нетаниягу был обязан настоять на своем. Ведь в ходе выматывающих переговоров уже были достигнут компромисс и координация действий между правительством и американскими евреями, с одной стороны, и министрами от ультраортодоксальных партий, с другой. Пока они спорили, можно было заниматься перетягиванием каната. Но в ту минуту, когда была найдена точка баланса, Нетаниягу должен был отвергнуть дополнительные требования «Еврейства Торы».

Нетаниягу этого не сделал, потому что его всегда интересовали только власть, фисташковое мороженое и даровое шампанское. Когда цели обесцениваются, он не в состоянии выдержать шантаж. С сионистской точки зрения, цена огромна. Впервые в своей истории руководство американских евреев отмежевалось от главы правительства Израиля, бойкотируя встречу с ним. Своим поведением Нетаниягу показал, что не справился с обязанностями главы правительства государства еврейского народа, которое всегда проповедует. Какая ирония судьбы!..»

Амит Сегаль: Нетаниягу – это хорошо для Ликуда?

Но если Маргалит полагает, что Нетаниягу нанес ущерб делу сионизма, то его коллега — известный радио- и тележурналист, политический обозреватель Второго телеканала Амит Сегаль задается вопросом: наносит ли премьер ущерб Ликуду? И, чтобы выяснить это, обсуждает два диаметрально противоположных тезиса.

По одному из них Биньямин Нетаниягу, верный своему стилю руководства и конфликтным отношениям с людьми, привел к тому, что многие ведущие политики правого лагеря покинули Ликуд или создали конкурирующие партии (Либерман, Беннет, Кахлон). Сторонники этого тезиса уверены, что Нетаниягу хотел бы создать израильскую Республиканскую партию, но не может это сделать по сугубо личным причинам, ибо все упирается в него.

Тем более, что в свое время Ликуд уже был Республиканской партией, во главе которой стояли Бегин, Шамир и Шарон, получавшие на выборах не менее 40 мандатов без всякого напряжения. «Тогда как Нетаниягу считает огромной победой в духе Шестидневной войны даже тридцать мандатов, полученных в противостоянии с немощным Герцогом», — отмечает Сегаль в своей статье, опубликованной в «Макор Ришон». Добавляя, что в последние годы Ликуд теряет тысячи голосов, они уходят в центристские партии, которые не ограничиваются только проблемами безопасности, а ратуют и за решение повседневных жизненных проблем. «Нетаниягу способен привести партию к власти, — говорят сторонники этого тезиса, — но ценой становится потеря портфелей Министерства обороны, Министерства финансов и других министерств, которыми приходится дорого платить партнерам по коалиции».

Другой тезис состоит в том, что у Ликуда не было и не будет такого достояния, как Биньямин Нетаниягу. «Он и только он отделяет Ликуд от его старшей и умирающей сестры, партии Авода, ибо в остальном процессы разложения и атмосфера отвращения в Ликуде мало чем отличаются от того, что привело Аводу к ее нынешнему тягостному состоянию».

«Популярность Нетаниягу и его превосходство над остальными в израильской политике привели к тому, что самые большие из его ненавистников – Беннет, Либерман и Кахлон – вынуждены признать первенство Ликуда. По этому тезису, «Нетаниягу – единственный человек в государстве, чье лидерство принимает весь правый лагерь. Поселенцы от него без ума. Ультраортодоксы его обожают. И ни одному из других лидеров Ликуда до него не дотянуться. Наутро после того, как Нетаниягу покинет свой пост, в этой партии начнется война. И не только внутри, но также между Ликудом и другими правыми партиями. Вовсе не факт, что Ликуд выйдет из нее победителем».

«Сегодня это кажется явной гиперболой, но история знала крепости сильнее, чем «Мецудат Зеэв» (ивр. «мецуда» — крепость. Имеется в виду тель-авивская штаб-квартира Ликуда – прим. «Детали»). Однако они пали и исчезли», — резюмирует Сегаль.

Нора Бернштейн, «Детали». Фото: Оливье Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама