Можно ли сделать МЕРЕЦ более популярной партией

Имри Кальман – один из кандидатов на пост председателя МЕРЕЦ. В интервью «Деталям» он рассказал, как отразится на жизни этой партии скорая смена власти.

Кальману 31 год, в партии он с шестнадцатилетнего возраста. Возглавлял тель-авивское отделение МЕРЕЦ — самое большое в стране, ведь четверть всех сторонников этой партии живут именно здесь. Четыре года был членом партийной выборной комиссии. Когда перед прошлыми выборами МЕРЕЦ сформировала свой партийный список, Захава Галь-Он поставила Кальмана на нереальное 17-е место. Но теперь он убеждает, что «имеет неплохие шансы» победить на праймериз.

— То, что Захава Галь-Он и Илан Гилон сняли свои кандидатуры с праймериз, отразится на работе парламентской фракции?

— Несомненно. И в лучшую сторону. То, что Илан Гилон одновременно руководил фракцией и вел борьбу за пост председателя партии, негативно влияло на качество парламентской работы. В любом случае, после выборов новый председатель партии сможет назвать и нового лидера фракции. И не обязательно им будет Гилон.

— Как отреагировали сторонники Захавы Галь-Он и Илана Гилона на их решения? Они разочарованы?

— Они в одно мгновение вдруг стали свободными избирателями. Раньше заранее решалось, за кого они проголосуют, а сейчас у них больше свободы. Но и сейчас на их выбор, наверное, окажут большое влияние мнения Захавы и Илана. Они порекомендуют, кого стоит поддержать.

— Означает ли это, что эпоха двух лагерей в МЕРЕЦ подошла к концу?

— Да, я очень надеюсь, что эта двадцатилетняя борьба закончится.

— Решение Захавы Галь-Он открыть двери МЕРЕЦ для новых членов партии вы считаете правильным?

— Это было не только ее решением, хотя ее голос был среди самых заметных. Но решение было принято совместно, ей и Иланом Гилоном. Да — это очень позитивный шаг. Трудно сказать, предполагала ли она заранее, чем он для нее обернется — но она поступила так, как подобало лидеру. Завершив два срока, она обеспечила избирателям больший выбор своих представителей.

— А не может ли быть, что некоторые из тысяч новых партийцев- это люди, которых намеренно рекрутировали, чтобы они проголосовали на праймериз за определенного кандидата? Что, с идеологической точки зрения, они в МЕРЕЦ — люди случайные?

— Люди – не стадо скота. Они вступили в партию, потому что почувствовали, что в ней рождается что-то новое. И, более того, это очень хорошо, что результаты выборов в МЕРЕЦ больше не будут определяться той или иной организованной группой. 31 тысяча человек – это слишком много, чтобы всеми можно было управлять. И еще хочу добавить, что многие вступили в МЕРЕЦ, чтобы участвовать и в муниципальных выборах.

— Но пока что МЕРЕЦ все еще имеет репутацию закрытого клуба. А как насчет «русских»? Конечно, в большинстве своем «русская» община Израиля склоняется вправо, но, быть может, есть хотя бы несколько процентов тех, кто готов прислушаться к вам и участвовать в изменениях, которые ваша партия хочет принести Израилю?

— Во всех командах, которые я создаю, есть, по крайней мере, один представитель «русской» общины. Это человек, который хорошо знает и понимает, что происходит в общине, что пишут в русскоязычной прессе. Готовя кампании, я всегда консультируюсь с ними, и мы вместе стараемся найти правильный подход к разным общинным группам, потому что понимаем: речь идет не о гомогенной массе, а о людях, приехавших в разное время из разных частей СССР или, позднее, из разных частей распавшейся империи.

— Почему же МЕРЕЦ, в целом, непопулярна?

— Первая причина — в том, как ею руководили. Организационная схема слабая, бюджет отделений МЕРЕЦ на периферии – почти нулевой. Чтобы сделать партию более популярной и массовой, нужно вкладывать средства и силы в работу на местах. Вторая причина — в посыле, с которым МЕРЕЦ обращается к обществу. Он, как правило, очень негативный. Это посыл противостояния — такое часто случается с партиями, находящимися в оппозиции.

А люди этого не любят, и это не альтернатива. Я думаю, что партия должна представлять альтернативные идеи, позитивные и прагматические. Например, как уменьшить бюрократию… Это вопросы значительно больше занимают людей, нежели постоянное противодействие политике правительства.

— Что еще нужно изменить в партии, чтобы сделать ее более массовой?

— Я думаю, что во главе списка должны встать восемь достойных людей, таким образом, чтобы израильская общественность видела, что они представляют различные группы общества и различные позиции, но действуют, как сборная команда. Это куда эффективней, чем лидер, работающий в одиночку. Уже одно это – командная работа – существенно повысит вес МЕРЕЦ в кнессете и улучшит наш образ в СМИ.

Максим Рейдер, «Детали». Фото: Йоав Аккерман.

На фото: Имри Кальман. Фотография предоставлена пресс-службой Имри Кальмана


Читайте также:  «Мы — сионистская партия!»

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend