Фото: Peter Andrews, Reuters

Подвиг, от которого отвернулся «Яд Вашем»

Илья Васильев, глава фонда Печерского, созданного по иннициативе его потомков, не перестает спорить с дирекцией музея «Яд Вашем». Впрочем, спор выходит довольно односторонним. Васильев требует, чтобы подвиг героя, возглавившего восстание в лагере смерти Собибор в 1943 году, был ярче отражен в экспозиции мемориального комплекса истории Катастрофы, а не так скупо, как сегодня. А дирекция «Яд Вашем» либо молчит, либо ограничивается отписками.

О Печерском мало кто знает

— О Печерском в Израиле никто не знает, — с грустью говорит Васильев. — Выйдите на улицу и опросите сто человек, найдутся единицы, которые скажут, кто он такой! Пока увековечением имени Александра Печерского, его подвига, истории побега узников из Собибора не начали заниматься американские евреи, весь этот эпизод сопротивления был предан забвению!

— Когда вы начали работать над увековечением памяти Печерского?

— В 2011 году. Я тогда был советником министра информации Юлия Эдельштейна. Когда в Нетанию, на открытие памятника героям Второй мировой войны приехал президент России Владимир Путин, я попросил министра поднять вопрос о Собиборе — в присутствии глав правительств, нашего и российского, на встрече в резиденции Нетаниягу.

С тех пор эта тема вышла на межгосударственный уровень, с тех пор я ею и занимаюсь. Была создана большая международная инициативная группа. Людей, которым эта тема оказалась близка, я нашел в Украине, Белоруссии, Польше, Германии, Голландии, США и, конечно, в Израиле. Мы даже добились вручения Печерскому государственных наград России и Польши! И только происходящее в «Яд Вашем» не назвать иначе, как чудовищным наплевательством на поразительную историю побега узников из Собибора.

Когда недавно Израиль посетил министр обороны России Сергей Шойгу, он в сопровождении своего израильского коллеги Авигдора Либермана  съездил в «Яд Вашем». Там Шойгу поинтересовался: где экспозиция о еврееях-красноармейцах? А ее нет…

— Вы проверяли это?

— Я неоднократно посылал запросы в «Яд Вашем». Отвечали они так: у нас нет экспозиции, зато есть материал об этом на нашем сайте; или — мы рассказываем об этом на наших лекциях»; или — у нас вышли две книги об этом… Я называю это издевательскими отговорками.

Портрет Александра Печерского — в экспозиции музея Победы в Москве. Фото: Илья Васильев

Примерно также когда-то советские власти отвечали самому Печерскому: уже созданы фильмы о нацистских лагерях, а награждать вас – слишком долгая история… Поведение руководителей «Яд Вашем» слишком похоже на отношение советской системы к этому подвигу!

В портрете отказано

Собибор был единственным лагерем смерти, который немцы сразу после восстания заключенных сравняли с землей и засадили лесом. Лагерь использовался исключительно для уничтожения евреев — польских, а еще  тех, которых вывозили из Чехословакии, Австрии, Голландии, Бельгии и Франции. Среди жертв Собибора было некоторое число военнопленных-неевреев, были цыгане, а всего в лагере за время его существования нацисты уничтожили около 250 000 человек. Но хотя этот лагерь просуществовал лишь  около полутора лет, в нем произошло восстание, которое возглавил советский военнопленный – лейтенант Красной армии Александр Печерский. В октябре 1943 года узники убили более десятка эсэсовцев и охранников, пробились к воротам лагеря и, перерезав проволочные заграждения, бежали. Многие подорвались на минных полях, окружавших Собибор, а других выдали немцам или убили местные жители. Оставшихся в лагере гитлеровцы расстреляли. Только около 50 человек, в их числе и сам Печерский, дожили до конца войны.

Помочь создателям фонда Печерского увековечить эту историю сейчас пытается депутат кнессета Ксения Светлова («Сионистский лагерь»). Однако и ее усилия не принесли результата.

— После беседы с руководителем фонда Александра Печерского я связалась с дирекцией «Яд Вашем» и попросила о встрече, чтобы обсудить возможность дополнения экспозиции лагере Собибор, — рассказала «Деталям» Ксения Светлова. — Существующая экспозиция, на мой взгляд, не раскрывает до конца это важнейшее для нашей страны и нашего народа событие — ликвидация лагеря смерти в результате восстания, во главе которого стоял советский офицер, Александр Печерский. Информация, представленная там сегодня, крайне скудна, портрета героя на стенде нет…

И 20 ноября в «Яд Вашем» состоялась моя встреча с генеральным директором музея Дорит Новак. Но мне сообщили, что расширять или дополнять экспозицию они не планируют. Хотя госпожа Новак добавила, что тема Катастрофы на территории СССР для них крайне важна, и они организуют немало семинаров и публикаций на эту тему.

Не секрет, что для большинства израильтян тема Катастрофы в СССР и участия евреев-советских воинов в освобождении мира от гитлеризма до сих пор является большим белым пятном. Многие школьники убеждены, что евреев убивали только в Польше, и что во Второй мировой войне победу одержали США. Поэтому так важно, чтобы теме восстания в Собиборе и фигуре Александра Печерского уделялось больше внимания в том самом музее, где большинство израильтян черпают свои познания о Катастрофе.

Я продолжу работать над тем, чтобы восстанию в Собиборе было уделено должное внимание в школах, а также в «Яд Вашем». Каждый посетитель этого музея имеет право на историческую правду. Я верю, что наши общие усилия не останутся втуне. — говорит Светлова.

Придется жаловаться американским спонсорам

Дорит Новак возглавила «Яд Вашем» в 2013 году. А пришла она туда в 2006-м — после того, как закончила руководить печально памятным проектом «Висконсин», в рамках которого израильтян (в том числе пожилых и больных) чуть ли не силой устраивали на работу, и который за короткое время своего существования вызвал многочисленные нарекания как рядовых граждан, так и общественных деятелей.

Дорит Новак, директор «Яд Вашем». Фото: Томер Аппельбаум, 2006 г.

Самого Александра Печерского уже нет с нами, но живы еще некоторые свидетели и участники того побега. Семен Розенфельд живет в Израиле, Аркадий Вайспапир –в Киеве. Члены фонда Печерского собрали огромный архив, тысячи документов — не на одну экспозицию хватит, было бы желание…

Вообще, за границей героизм Печерского признан давно. О нем пишут книги, снимают фильмы, в Америке это имя известно. «Детали» писали ранее, как за право восстановить комплекс Собибор поругались между собой Россия и Польша. Илья Васильев недоумевает: как в это же время в национальном израильском музее может не упоминаться в экспозиции человек, который во всем мире признан чуть ли не главным символом еврейского героизма в годы Катастрофы?!

— Действия «Яд Вашем» особенно контрастируют с тем, как отнеслись к нашему предложению в другом всемирно известном музее — музее Победы (Центральный музей ВОВ в Москве, на Поклонной горе). В 2015 году мы предложили руководству этого музея внести имя Печерского, его фотографию и историю его подвига в постоянную экспозицию. И в 2017 году, к очередной годовщине восстания, это было сделано, — говорит Васильев.

— А родственники Печерского обращались в «Яд Вашем»?

— Приезжала его внучка. Она поинтересовалась, где информация о дедушке? А нет ничего о ее дедушке! Мы пять лет переписываемся с «Яд Вашем», уже прошли стадию общественной борьбы с руководством этого мемориального комплекса и теперь будем обращаться к их американским спонсорам. Мы это так не оставим.

— О чем конкретно вы просили?

— Не только о создании экспозиции. Мы просили ежегодно в день восстания, 14 октября, публиковать на сайте Яд Вашем сообщение о том, что в этот день 1943 года узники Собибора совершил побег. Мы просили дать нам документ за подписью председателя директората музея Авнера Шалева — рекомендацию для мэров израильских городов назвать улицы именем Печерского. Иными словами, предлагали все возможные варианты для увековечения его памяти. Это продолжается с 2012 года и совершенно безуспешно.

Там и сделать-то требуется совсем немного: на имеющемся небольшом стенде, размером чуть больше А4, который сегодня наполовину пуст — написать, что руководителем восстания был советский военнопленный Александр Печерский, его заместителем — польский еврей Леон Фельдгендлер, сын раввина из Жулкевки; что костяк восставших составляли евреи-красноармейцы. И, главное, повесить там портрет самого Печерского!

— И вы вообще не получили никакого ответа?

— Через пресс-службу музея мне ответили, чтобы я не мешал им работать. А коли уж я так заинтересован в этой теме, то чтобы сам и следил за тем, сколько раз упоминается в российских источниках эта история — с указанием на то, что речь идет о евреях. Я готовлю сейчас такую справку для руководительницы их пресс-службы: в одном только фильме, недавно вышедшем на телеканале Минобороны России, есть аж двадцать восемь упоминаний! Но, как видно, диалог уже вышел за рамки конструктивной беседы.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото: Peter Andrews, Reuters

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend