Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Ненадежные союзы Ближнего Востока

Пока Россия, Иран и Турция заняты дележом Сирии без оглядки на США, власти Палестинской автономии заявили о намерении ввести антиамериканские санкции. В интервью «Деталям» доктор политологии хайфского университета, американист Ивонн Козловски рассказала, стоит ли теперь надеяться на стабилизацию в регионе.

«Палестинцы, утратив надежду, могут вновь выйти на улицы»

В Рамалле заявили, что могут прекратить контакты с представителями администрации и другими официальными лицами США. Столь жестко палестинцы отреагировали на обещание госдепартамента закрыть представительство ООП в Вашингтоне, если палестинцы будут препятствовать мирным переговорам с Иерусалимом и пожалуются на Израиль в международный трибунал по уголовным преступлениям.

— Нынешняя американская администрация относится к властям автономии, не как предыдущая, которая соблюдала политкорректность, — говорит Клозловски. — Теперь американцы действуют более прагматично. Они оценивают руководство автономии по поступкам и достижениям, по его отношению к вопросам мира, Израилю, Америке и процессам, происходящим на Ближнем Востоке.

Люди в администрации Трампа, в том числе его зять Джерад Кушнер, да и он сам, сегодня намного критичнее настроены в отношении палестинцев. Они видят, что палестинцы не только не демонстрируют желания к сближению позиций, а напротив, ведут себя, как ребенок во дворе, который чуть что кричит «караул!» и зовет на помощь. В нашем случае — жалуется в ООН или в другие международные организации. И Трамп сейчас демонстрирует нулевую терпимость к такому поведению, показывая им: если не хотите продвижения в мирном процессе, то мы, как говорится, «будем бить посуду».

С одной стороны, это прекрасно для Израиля, так как показывает, что к нам нет претензий по поводу застоя в отношениях, с нами-то все хорошо. Мы видим, что американская администрация на нашей стороне. Выговор, полученный палестинцами, с нашей точки зрения, должен продемонстрировать миру, что во всем виноваты они сами.

С другой стороны, если палестинцы будут упрямиться и продолжать вести себя так же, как сейчас, то их проблемы лишь усугубятся, а их надежды на обретение независимого государства или на какое-то урегулирование ослабнут. Нынешние действия американцев могут обострить ситуацию, и когда палестинцы почувствуют, что им больше нечего терять, они снова выйдут на улицы с протестами или, не дай Бог, чем-то худшим, — говорит доктор Козловски.

«Путин забыл опыт Афганистана»

Впрочем, как бы ни расстроила американцев потенциальная невозможность общаться с Абу Мазеном и членами его правительства, у них есть и более масштабные проблемы. В ходе встреч, которые Путин провел с Реджепом Эрдоганом и Хасаном Рухани, проступили очертания странного, на первый взгляд, союза России, Ирана и Турции; союза, участники которого отнюдь не питают друг к другу теплых дружеских чувств, но явно антиамериканского.

— Путин в последние дни рапортует о победе в Сирии, но не похоже ли это на победные реляции американцев в Ираке и французов в Ливии, после чего там воцарялся хаос?

— Я думаю, что Путин забыл Афганистан. Он сейчас в эйфории от ощущения личного успеха и занят укреплением личных позиций. В регионах, о которых мы говорим, непросто добиться тишины и покоя, они бурлят уже сотню лет. Здесь многообразны религиозные течения, а шансы достичь постоянного урегулирования крайне низки — то и дело вспыхивают конфликты и войны. Об этом напоминает история, это демонстрирует и сегодняшняя реальность.

Американцы оставили регион, они не интересуются им, они больше не имеют здесь влияния. Так образовался вакуум, в который пришел Путин. Он уверен, что наводит там порядок. Я не думаю, что он понимает, что такое Ближний Восток. Он еще не понял, что влез в болото, из которого непросто вылезти. Он вступил в союз не с европейцами, как это было во время Первой или Второй мировых войн – нет, он заключил союз с партнерами, которые не доверяют друг другу и сами не верны ни джентльменским соглашениям, ни письменным договорам… Я думаю, однажды реальность объяснит ему это. Жаль только, что за это заплатит дорогую цену весь Ближний Восток.

— Но Путин формально не воюет с сирийской оппозицией, сражающейся против Асада…

— Это сейчас. Но как всегда, враг моего врага становится лучшим моим другом. Да, сейчас он никак не впутан в борьбу с этими повстанцами (в отличие от ИГ, например), но, если Россия введет туда свои войска и захочет властвовать в той или иной степени, все это изменится. Так же, как Талибан стал злейшим врагом США, хотя те в свое время помогали талибам в их войне против советских войск. Все эти союзники очень ненадежны, — говорит доктор Козловски.

Напомним, что 22 ноября, на встрече с президентом Ирана в Сочи, Владимир Путин сказал: «Мы спасли Сирию от краха и создали новое положение в регионе». Рухани заявил, что Иран сохранит свое военное присутствие в Сирии до тех пор, пока в этом будет нуждаться Дамаск. «Нужно искоренить террористические ячейки на территории Сирии и подготовить почву к переговорам между правительством и оппозицией».

Лев Малинский, «Детали». Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама