Некрофилия и другие странности судебной системы Израиля

Судебный активизм в Израиле не ограничен ничем, и в этой ситуации судьи принимают решения, которые порой противоречат друг другу. «Детали» попросили адвокатов прокомментировать несколько громких и странных решений

Секс с трупом – не оскорбление

Мужчина убил жену, после чего совершил с ней сексуальный акт. Его отправили в тюрьму, однако он опротестовал в суде ту часть приговора, в которой осуждался за преступление на сексуальной почве (а не за убийство), и попросил «списать» тот срок, к которому был за это приговорен.

В БАГАЦе его апелляцию рассматривал судья Узи Фогельман, который пришел к выводу, что существующее израильское законодательство не запрещает действия сексуального характера с мертвым телом! И из приговора, действительно, было исключено обвинение и наказание за данное сексуальное преступление.

— Если бы это не было так грустно, это было бы смешно, — прокомментировал для «Деталей» этот случай адвокат Илья Вайсберг. – Ведь что в законе написано? «Издевательство над человеком, непристойные действия по отношению к человеку». А покойник – не человек.

— То есть мертвое тело не считается человеком?

— Нет. Оказалось, что вступить в половой контакт с мертвым телом – это не преступление. Верховный суд сказал: в нынешней формулировке закона факт вступления в половой контакт с мертвым телом не оговорен. А все, что не запрещено, то разрешено.

Как говорит адвокат Вайсберг, теперь слово за законодателями, они могут закрыть эту пробел в законе. И мы приняли данное объяснение, сочтя случившееся неким казусом, если бы не одно обстоятельство: существует прецедентное решение Верховного суда о том, что уважение к умершему — это составляющая основных прав человека. Она не связана даже с тем, что совершил умерший при жизни. И апеллируя именно к этому прецеденту, тот же БАГАЦ в апреле приказал предоставить родственникам террористов информацию о том, где их останки захоронены в Израиле – вопреки возражениям государства.

Что же получается: то судьи уважают прах, какие бы ужасные преступления человек ни совершил при жизни, то не возражают против совокупления с трупами. А, может, судья Фогельман просто не считает некрофилию проявлением неуважения?

Тела террористов

Коли речь зашла о покойниках, в этом вопросе юридическая чехарда давно превратилась в политическую. Вот пример: как известно, семьи погибших израильских военнослужащих Адара Гольдина и Орона Шауля требуют, чтобы правительство Израиля не выдавало тела террористов их родственникам, пока ХАМАС не вернет останки Адара и Орона, а также не освободит израильтян, удерживаемых в заложниках. Но недавно родные Гольдина подали иск в БАГАЦ, когда узнали, что правительство нарушило свое собственное обязательство и выдало тела двух террористов.

Рассматривая иск, судья Нил Гендель потребовал объяснений, почему правительство нарушило собственное постановление? А государство в ответ… сослалось на соответствующее постановление самого БАГАЦа, который ранее запретил не выдавать тела террористов.

Вообще, если посмотреть на принимаемые БАГАЦем решения — видно, что они почему-то меняются с течением времени. Но в феврале нынешнего года Высший суд справедливости неожиданно приостановил рассмотрение всех просьб о выдаче тел – вплоть до особого решения БАГАЦа, которое должно быть принято в конце июня. Может, решили хоть в этом вопросе навести порядок?

Гражданство для террориста

В 2012 году Мухаммад Мафарджа подложил взрывное устройство в тель-авивский автобус. Взрывом ранило 26 человек, террориста приговорили к 25 годам тюремного заключения.

Жил он в городе Тайбе, а израильское гражданство получил ранее в рамках закона о воссоединении семей. Министр внутренних дел Арье Дери хотел лишить его гражданства. Но судья окружного суда в Лоде Варда Мароз запретила это делать! Она сочла, что состав преступления, невзирая на его тяжесть, не дает оснований для применения крайней меры.

— Решение судьи Мароз – яркий пример «судебного активизма», о котором так модно говорить, — сказал «Деталям» адвокат Йотам Эяль из «Юридического форума в защиту Эрец Исраэль». — Суд просто берет на себя несвойственные ему функции, подменяя собой то исполнительную, то законодательную власть. Обратите внимание, что, вынося постановление по этому делу, Мароз не исполняла закон, а вольно его толковала, добавляя при этом – «по моему мнению» или «на мой взгляд». Так получилось, что — на ее взгляд — право террориста на гражданство превалировало над правами тех, кого он намеревался убить.

— По-вашему, решение должно быть иным?

— Безусловно. Налицо – абсолютно волюнтаристский подход. Поправка, принятая кнессетом в 2008 году, наделяет министра полномочиями лишать гражданства лиц за совершение особо тяжких преступлений, таких, как «измена родине» или «терроризм» (кстати, министр пользовался таким правом всего дважды). Когда судья выбрасывает в мусорную корзину его доводы и принимает собственное решение, не считаясь с принятым законом — это, простите, политизация судебного процесса.

Судья аннулирует базирующееся на законе решение министра, прибегая к словесному обороту – «на мой взгляд»! И этим «взглядом» не замечает ни министров, ни парламентариев, ни людей, которые наделили этих парламентариев правом управлять страной… этот «взгляд», как мне думается, совершенно оторван от действительности – а ведь за стенами суда начинается реальная жизнь.

Держать и не пущать

В начале мая в аэропорту им. Бен Гуриона сотрудники Общей службы безопасности (ШАБАК) задержали Таню Рубинштейн, координатора организации «Коалиция женщин за мир». Она возвращалась в Израиль с конференции, организованной Министерством иностранных дел Швеции. Эта коалиция объединяет палестинские и израильские женские организации.

Однако уже через полчаса, без какого-либо допроса и объяснения по поводу задержания, Рубинштейн была отпущена. Сотрудники ШАБАКа мотивировали свои действия получением некоей информации, однако отказались вдаваться в подробности.

Зато в середине июня, в ходе разбирательства в иерусалимском окружном суде, выяснилось, что в компьютеры Управления иммиграции и народонаселения МВД был внесен целый список имен, нежелательных к въезду в Израиль – их определили как «активистов бойкота». Вероятно, таким образом хотели предотвратить приезд в Израиль активистов BDS. Можно предположить, что за такого активиста и приняли Таню Рубинштейн, но вскоре выяснили ошибку.

Насколько это законно и не квалифицируется ли это, как нарушение свободы перемещения? Ведь эти люди не уличены в шпионаже или каких-то иных серьезных правонарушениях, а призывы к бойкоту Израиля, в конце концов, не более чем выражение их мнения. Как в международном праве может быть интерпретирован подобный запрет?

— Это вполне соответствует международной практике. Любое государство имеет полное право запретить конкретным лицам находиться на своей территории, — ответил адвокат Йотам Эяль. — Недавно я сам представлял мнение нашей организации по этому поводу членам парламентской комиссии по внутренним делам. Заседание проводили после того, как была подана апелляция со стороны Омара Шакира, высокопоставленного активиста из правозащитной организации Human Rights Watch.

МВД приняло решение пересмотреть статус Шакира после того, как организация «Шурат ха-дин» обвинила Шакира в клевете и подрывной деятельности против государства Израиль. У него была рабочая виза сроком на год, и МВД решило ее не продлевать. Шакир и его единомышленники решили это решение опротестовать и подали апелляцию.

— Даже несмотря на то, что Омар Шакир не совершал никакого преступления?

— А это не обязательное условие. Министр внутренних дел наделен полномочиями продлевать визу или отказывать в продлении. Причина в другом: правительство пришло к выводу, что движение BDS, призывая к бойкоту, наносит ущерб Израилю — и, согласитесь, нелепо в таком случае продлевать визу человеку, который способствует причинению этого ущерба.

На том заседании в кнессете я разъяснил, что государство обладает, с точки зрения международного права, возможностями изолировать человека, который, не являясь гражданином Израиля, пытается причинить Израилю вред. Никого отношения к свободе перемещения это не имеет. Каждый израильтянин, попадая за границу, тоже подчиняется законам той страны, в которую прибыл, и каждая страна имеет право решать – кого впускать, а кого нет.

Марк Котлярский,  Лев Малинский, «Детали». Фото: Моти Мильрод


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend