Не верьте тому, чем нас кормят СМИ

Скандалы, подобные «делу 4000», проливающие свет на происходящее в темных уголках мира, могут произойти лишь при наличии на поле игроков трех типов: людей коррумпированных, которые дают и берут взятки; тех, кто тихо или, в случае журналистов, не слишком тихо с ними сотрудничают; и, наконец, представителей общественности (читатели, слушатели и зрители), которые мало осведомлены о закулисной борьбе интересов.

Дни, когда сообщения СМИ воспринимались, как абсолютная истина, давно прошли. Мы знаем, что журналистика – это бизнес со спонсорами, как частными, так и общественными, и что освещение той или темы формируют живые люди. А у людей есть интересы, черты характера и мировоззрение. Факты – это факты, но в тот момент, когда они выражены словами, они отражают  борьбу заинтересованных сторон, скрытую или явную.

Разумные потребители новостей нашего поколения должны выработать здравый критический подход к огромным потокам информации, которая  круглосуточно низвергается  на них из тысяч источников одновременно.

Каков источник статьи, где она опубликована, кто выиграет от того, что она будет предана гласности и о чем в ней умалчивается? Кого регулярно интервьюируют, а кого – вообще никогда? Это лишь несколько важнейших вопросов, которые необходимо задать, чтобы проанализировать информацию, составляющую основу понимания того, что происходит в нашей повседневной жизни.

Ответ не всегда скандален. Существует огромное различие между взяточничеством, спонсируемым медиаконтентом, интересами, которые есть у источников, их отношениями с журналистами, отсутствием данных и цитат, автоматизацией редакционной работы и социальными шаблонами или программами.

Не нужно заблуждаться: иметь политические взгляды, политическую повестку дня в какой бы то ни было части политического спектра – это совсем не то, что брать взятки. Это верно не только в контексте политических партий; экономика также политизирована, равно как и социальное обеспечение, гендерные вопросы и охрана окружающей среды. Все – политика.

Для понимания этих интересов необходимо повысить осведомленность общественности на всех фронтах, но это не значит, что эти интересы  не имеют права на существование. Общественность также должна научиться их различать.

Иногда ответы на некоторые вопросы тесно связаны со структурой собственности. Но правда ли, что общественность в своем большинстве, действительно,  знает, кто контролирует интересы в основных СМИ, из которых они черпают информацию, и какими могут быть бизнес-интересы этих людей? Достаточно ли сделано, чтобы эта информация стала доступной?

Важно понимать значение того, как представлены новости, а не только – в чем смысл слов, их составляющих.  И хотя порой бывает трудно или даже невозможно расшифровать, в чем именно состоят интересы тех, кто передает эти сообщения, они там присутствуют.

Возьмем, к примеру, различные правительственные органы Израиля, некое собрание нейтральных организаций, по своему замыслу представляющих общественность. Но действительно ли они ее представляют?

Нет ли у министерства финансов своих собственных интересов в отношении других министерств, которые также должны представлять общественные интересы? Как насчет министерства обороны? И пресс-службы армии? Что они норовят заполучить, когда сообщают или скрывают ту или иную информацию? Иногда репортеры снова и снова используют одни и те же источники. Но, может быть, у них уже сложились отношения «ты — мне, я — тебе»?

Мы также должны обратить внимание на то, где появляется новостное сообщение и насколько оно заметно. Мы должны подумать, почему это сделано так, а не иначе. В эпоху дигитальных технологий важно не только место, где сообщение опубликовано, но и как долго оно держится на сайте.

В конечном счете, необходимо сформулировать свою позицию по данному вопросу. Нужно видеть в новостном сообщении отправную точку для дальнейшего рассмотрения и самостоятельных действий. Как отмечалось ранее, не все интересы равны перед законом или моральными нормами, но если вы хотите выработать у себя навыки критического чтения, вы должны пошире открыть глаза.

В результате наименее молчаливые соучастники этого скандала – журналисты – виновны не только в тех явных случаях, когда они сдались под давлением со стороны своих боссов. Мы виновны и в том, что часто забываем, что находимся на службе общественности, а не обслуживаем наших боссов и источники.

Мы должны помочь общественности понять, откуда именно мы черпаем нашу информацию, если это возможно сделать, не компрометируя источники, и какие заинтересованные фигуры вовлечены в игру интересов, а также – что скажет противоположная сторона и почему. Информация не падает с неба. Она исходит из официальных заявлений, от должностных лиц, вовлеченных в тему, от пресс-секретарей и тех, кто связан со всеми этими лицами.

И, конечно, информация исходит непосредственно из резиденции премьер-министра. Защита источников предусмотрена для того, чтобы обезопасить тех, кто, сообщая важную информацию, подвергает себя опасности.

Финансовый кризис, который переживает наша промышленность в последние годы, открыл не окно, а целую стену, через которую может войти коррупция. И тогда появляется еще один аналитический инструмент, который следует принять во внимание: если я не плачу за новости, которые потребляю, кто за них платит и каковы их мотивы?

Ноа Ландау, «ХаАрец», М.Р. К.В.

Фото: Оливье Фитуси


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend