Не пойман — еще не значит «не вор»

Сегодня существует несколько критериев, по которым заведенное на гражданина уголовное дело может быть закрыто: за отсутствием вины или общественного интереса, или из-за нехватки доказательств. Депутат кнессета Давид Амсалем («Ликуд») предложил в случае, когда не найдено достаточно улик для обвинения, закрывать дело и удалять запись о нем из базы данных полиции. Исключение могли составить случаи, когда окружной прокурор или иной уполномоченный представитель прокуратуры распорядится не удалять запись до истечения срока давности. Однако, после споров с представителями Минюста и полиции, депутату пришлось смягчить свой законопроект, сделав его более компромиссным.

Законопроект Амсалема включил в себя аналогичный законопроект, разработанный ранее депутатом Мики Леви («Еш атид»). Леви пожаловался, что хотя он свой законопроект подал еще в 2015 году, и каждые полгода пытался продвинуть его рассмотрение, но всякий раз, как министерская комиссия по законодательству видела там его имя, вопрос снимали с повестки дня. «Если недостаточно доказательств — закройте дело. У полиции есть возможность передать собранную ею информацию в разведслужбы, и когда Х будет пойман — даже если это произойдет позднее, ей можно будет пользоваться», — предложил он.

«Против меня было подано 27 жалоб в отдел по внутренним расследованиям, — рассказал Мики Леви, который до того, как пойти в политику, возглавлял в полиции  иерусалимский округ. — А когда мне было 17 лет, стоял в очереди в кино — меня толкнули, мы подрались, и на обоих завели дело. К моему счастью, в армии не придали этому значения и позволили пойти на офицерские курсы и в спецназ, но если бы это случилось сегодня, то не уверен, что смог бы вообще поступить на службу в полицию. Давайте найдем возможность помочь молодым людям и не портить им будущее».

Представители Минюста подтвердили, что информация, которая остается в закрытых делах, может нанести тяжелый ущерб. Это может произойти и в том случае, если данные попадут в руки того, кому они не предназначались; и если работодатель запросит в полиции свидетельство о благонадежности работника. «Мы пытаемся препятствовать передаче этой информации, но закон, который обсуждается сейчас в комиссии, может вообще положить этому конец, — сказала адвокат Габриэла Фисман. — Кроме того, судимость должна быть удалена через семь лет — для взрослого, и через пять лет, если дело было заведено на подростка. Нас беспокоило, что дела закрывали за нехваткой улик, а не за отсутствия вины — и директива государственного прокурора, которая вступила в силу на этой неделе, должна значительно уменьшить количество таких дел».

В полиции, однако, инициативе Амсалема не слишком рады — здесь отмечают, что из всех дел, закрытых в 2017 году полицией, только 17 процентов были закрыты с формулировкой «за недостатком улик». А в 34 процентах случаев подозреваемому все же было предъявлено обвинение. И что сохранение дел даже после их закрытия, с передачей ограниченному числу компетентных органов, имеет значение для системы безопасности. «Отсутствие доказательств не указывает на невиновность, просто улик могло не хватить, чтобы доказать вину в суде», — говорят в полиции, добавляя, что сегодня уведомление о закрытии дела, которое вручают подозреваемым, очень подробно описывает все причины. Однако Давид Амсалем убежден в обратном. «Неприемлема ситуация, когда человеку сегодня говорят — ты преступник, просто ты ускользнул от наказания, потому что нам не хватило какой-то мелочи, чтобы это доказать. Человек вправе знать, закрыто ли его дело, а если нет — то почему. Проблема не в том, что полиция собирает данные в процессе расследования уголовного преступления, это ведь ее работа — проблема с тем, куда эти данные могут быть переданы потом».

Таким образом, после переговоров с Минюстом законопроект Амсалема обрел компромиссную форму: причины закрытия дел полицией не будут изменены, данные будут храниться, а подозреваемый сможет узнать о статусе своего дела, только если сам обратиться в правоохранительные органы с соответствующей просьбой. В этом виде законопроект был единогласно утвержден членами юридической комиссии к голосованию в первом чтении.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Эяль Варшавский

тэги

Реклама




Send this to a friend