Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Нас ждет хайтек-будущее, если мы его не упустим

За последние семьдесят лет израильтяне практически не изменились: трудовая дисциплина все еще не относится к национальным достоинствам. Зато изменился окружавший мир, и потребовался уникальный набор еврейских навыков, чтобы к нему приспособиться.

Впрочем, семьдесят лет назад перспективы существования страны, находившейся тогда во младенчестве, выглядели весьма мрачными. Сейчас, правда, некоторые историки-ревизионисты пытаются опровергнуть сравнение Войны за независимость с битвой еврейского Давида с арабским Голиафом, утверждая, что еврейских бойцов было совсем не так мало. Но и много их явно не было. Но как бы то ни было, при сложившемся тогда объективном раскладе сил Израиль победил, вопреки мрачным перспективам.

Проигрыш в войне означал бы ни что иное, как гибель государства с неминуемыми последствиями для всего еврейского народа, которые вообще трудно представить. Но после устранения непосредственной угрозы безопасности экономические перспективы виделись не менее сложной задачей, решение которой впрямую влияло на долговременную способность выжить. Ключом к национальному процветанию всегда считается тяжелая промышленность. Подобная отрасль индустрии нуждалась в наличии природных ресурсов, и ее развитие обуславливается наличием масс, которые могли бы работать на предприятиях и приобретать выпускаемую продукцию.

У Израиле не было на старте вышеозначенных преимуществ. Его население, включая арабов, оставшихся в стране после Войны за независимость, составляло чуть более 800 тысяч человек. Двадцать лет спустя, после волны репатриации, население чуть выросло, и достигло 2.9 миллиона, но для создания вышеозначенных условий и этого недостаточно. А, если говорить о природных ресурсах, то, кроме калия и некоторых других химических веществ из Мертвого моря, у Израиля ничего не было.

Конечно, в качестве примера для подражания можно было бы взять экономику небольших стран, таких, как Швейцария или Бельгия, которые весьма преуспели в своем развитии, но нельзя забывать, что эти страны находятся в центре Европы. В любом случае у молодого государства на Ближнем Востоке не сложилось к тому времени каких-либо профессиональных традиций, не сформировалось понятий о трудовой дисциплине, столь необходимой для становления промышленности.

Эксперт по венчурному капиталу и менеджменту поделился своими воспоминаниями о том, какие чувства обуревали его в восьмидесятых годах прошлого века, когда всеми наиболее развитыми отраслями в мире была признана японская логистическая концепция «точно в срок», воплощавшая один из основных принципов бережливого производства. Он тогда подумал, что это — последний гвоздь, который будет вбит в гроб израильской экономики.

Израиль был слишком мал, чтобы быть экономическим автаркией (экономический режим страны, предполагающий ее самообеспечение при отсутствии торгового обмена с другими странами – прим. «Детали»), но не имел ни одного из конкурентных преимуществ, которые позволяли преуспеть в мировой экономике. У него не было никаких конкурентных преимуществ, чтобы добиться успехов на поприще мировой экономики.

Как же без соответствующей экономической базы наша страна в течение длительного времени могла позволить себе содержать армию, необходимую для самообороны?

Как Израиль мог быть домом для евреев всего мира, если он был не способен создать для них рабочие места и обеспечить западный уровень жизни?

Но постепенно все изменилось. Причем, изменился не Израиль — за него это сделал остальной мир. В современном мире реальным источником процветания служит способность страны создавать новые технологии. Действительно, темпы технологических изменений настолько быстры, что любая инновация уже сама по себе – товар, даже если и используется далеко не полностью.

Ныне мы говорим о феномене национальных стартапов или. скажем так, стартапов нации. Израильте, как выяснилось, обладают редкой способностью мыслить нестандартно и разрабатывать новые продукты и услуги, которые в наши дни означают оцифровку всего, от автомобилей до страхования.

Возможно, мы не настолько хорошо используем инновации, создавая на мировом рынке крупные, конкурентоспособные технологические компании, но мы были суперзвездами, продавая наши инновации другим.

После прошедших более чем тридцати лет глобальной технической революции, которая началась в Силиконовой долине в Калифорнии, ясно, что большая часть мира изо всех сил пытается догнать Израиль и, возможно, никогда этого не сделает. Осталось только сосредоточиться на нашем будущем, на перспективах, эксплуатируя то, что вывело нас в авангард всего мира, и не мешая ему развиваться.

Давид Розенберг, «ХаАрец», М.К.
Фотоиллюстрация: разработанный в Израиле прибор Mobile Eye. Фото: Офер Вакнин.

Send this to a friend