Израиль могут включить в список стран, поддерживающих террор

Управляющая Банком Израиля доктор Карнит Флуг с сияющей улыбкой сфотографировалась несколько дней назад на рынке «Махане Йегуда». Она покупала зелень и расплатилась за нее одной из новых банкнот, выпущенных в оборот вверенным ей банком. Зеленщик, возможно, был удивлен видом новой банкноты, украшенной изображением двух поэтесс, Рахели и Леи Гольдберг. Но сам факт того, что управляющая банком рассчитывается наличными, его нисколько не удивил. На израильском овощном рынке, как известно, пользуются наличными, в то время, как на рынках Швеции и Китая можно расплатиться кредитной картой или с помощью цифрового бумажника.

Нет никаких технических преград, не позволяющих использовать на продуктовом рынке современные способы оплаты. Существуют две причины, по которым рыночные торговцы предпочитают наличные деньги. Во-первых, при почти полном отсутствии конкуренции в сфере предоставления услуг по считыванию информации с кредитных карточек, кредитные компании берут с пользователей непомерные проценты за свои услуги, что для мелких торговцев крайне невыгодно. Во-вторых, оплата наличными превращает продуктовый рынок (и не только его) в рай для тех, кто хочет отмыть деньги или просто уклониться от уплаты налогов.

Нет ничего нового и в том, что наличные — это почва, на которой произрастает теневая экономика. Согласно оценкам, в Израиле теневая экономика составляет от 20 до 22% от общей продукции, а 5% приходится на криминальную экономику. Все это приводит к тому, что ежегодно государство недосчитывается 50 миллиардов шекелей налоговых поступлений. Это бюджет на образование и почти полный оборонный бюджет Израиля. В свете этого, во всем просвещенном мире стараются свести до минимума использование наличных — в Швеции даже за жевательную резинку в киоске можно расплатиться через мобильный телефон. В Израиле же пользование наличными растет с головокружительной скоростью: за последнее десятилетие оно возрастало в среднем на 11% в год. И более всего в ходу банкноты достоинством 200 шекелей.

На весах — статус Израиля как страны, чистой от подозрений в отмывании капитала и финансировании террора. FATF — международная организация по борьбе с этими негативными явлениями проведет через четыре месяца в Израиле основательную проверку с тем, чтобы решить, может ли страна быть принята в эту организацию, и правительственные учреждения готовятся к этому событию. В рамках подготовки к проверке управление по запрету отмывания капитала в Израиле опубликовало обзор рисков, которые могут привести к тому, что Израиль потерпит неудачу. Два наиболее серьезных риска — это деятельность пунктов обмена валюты, которые только в нынешнем году были взяты под контроль правительства, и широкое использование наличных денег. Провал на этом экзамене чреват для Израиля международными санкциями и отказом от сотрудничества со стороны международных финансовых организаций. Несмотря на то, что у Израиля имеются все причины ограничить использование наличных денег, попытки провести соответствующий закон пока не увенчались успехом.

В 2014 году комиссия, возглавляемая бывшим генеральным директором канцелярии главы правительства Харэлем Локером, рекомендовала ограничить использование наличных денег, и два года назад был сформулирован весьма умеренный законопроект: ограничить сумму оплаты наличными при расчетах между организациями десятью тысячами шекелей, а между частными лицами — 50 тысячами шекелей. Подумайте, кто может заплатить 50 тысяч наличными, даже если речь идет о покупке подержанного автомобиля, хотя и в таком случае сделки, как правило, оплачиваются через банк. Рядовой гражданин вряд ли будет против принятия такого закона.

Какой сдержанной ни была бы формулировка законопроекта, а он уже два года лежит на столе комиссии кнессета по законодательству. За это время комиссия ни разу не потрудилась его обсудить. Попытки министерства финансов оказать давление на председателя комиссии Нисана Сломянского с тем, чтобы он начал обсуждение законопроекта, не увенчались успехом. Можно предположить, что страх, охвативший председателя финансовой комиссии Моше Гафни, передался Сломянскому, и он не хочет стать тем депутатом кнессета, который вызовет недовольство ортодоксального сектора. Ведь известно, что уклонение от уплаты налогов посредством использования наличных более всего распространено в двух секторах израильского общества: арабском и ультраортодоксальном.

Тем не менее, после бесконечных проволочек, Сломянский под давлением министерства финансов, явно обеспокоенного близящейся проверкой FATF, около недели назад нехотя согласился провести первое обсуждение законопроекта. Но за несколько дней до назначенного срока вдруг возник Гафни и потребовал, чтобы обсуждение законопроекта было перенесено в финансовую комиссию кнессета. В настоящий момент идет битва между двумя комиссиями за право обсудить законопроект, что фактически означает перенос обсуждения на более поздний срок.

Возникает подозрение, что два депутата кнессета сговорились, и отчаянная борьба между ними — лишь способ потянуть время. Гафни отрицает подобные предположения и говорит, что он в принципе не против ограничения использования наличных. «Неверно, что ультраортодоксы якобы предпочитают платить наличными. Так говорить могут лишь антисемиты чистой воды!»

Возникают сомнения в том, что Гафни лишь сейчас узнал об имеющемся подозрении, что ультраортодоксы якобы предпочитают расплачиваться наличными с тем, чтобы уклониться от уплаты налогов. Его попытки оттянуть начало обсуждения законопроекта может дорого обойтись Израилю: страна лишится членства в важном международном клубе FATF.

В документе, опубликованном управлением по запрету на отмывание капитала, отмечается: «Расчеты наличными используются в криминальном мире, как правило, при торговле наркотиками, в азартных играх и при совершении мошеннических операций. Главная уязвимая точка — это отсутствие закона, ограничивающего использование наличных». Но как это объяснить Сломянскому и Гафни?

Мерав Арлозоров, TheMarker, М.Р.
Фотоиллюстрация: Элиягу Гершкович.


Размер шрифта

A A A

Реклама