Незыблемость кошерной монополии

Возможно, это был самый удачный месяц для министра образования Нафтали  Беннета («Еврейский дом») со времени его вступления в должность. Прекрасный  выбор лауреатов госпремии Израиля,  успешное сопротивление попыткам премьера развалить коалицию и назначить досрочные выборы, введение дополнительных занятий во время Песаха в школах и детских садах и, наконец, решение о предоставлении  частному колледжу – Герцлийскому междисциплинарному центру – права на присвоение степени доктора наук, что сломало монополию госуниверситетов.

Последнее событие достойно особого рассмотрения. Министр использовал весь свой политический и общественный вес, чтобы убедить членов Совета по высшему образованию принять его предложение. Поначалу они были против такого подхода, утверждая,что это приведет к девальвации степени доктора во всей системе  образования.

Нельзя сказать, что руководство Герцлийского центра особенно близко по духу партии  «Еврейский дом». Скорее напротив! Во главе колледжа стоит Уриэль Райхман, который был депутатом кнессета от партий «Шинуй» и «Кадима». Юридический факультет возглавляет Аарон Барак, бывший председатель Верховного суда.

Но у Беннета – свои взгляды, независимо от его воззрений. Поэтому развитие системы высшего образования в сторону демонополизции и возможности личного выбора он видит одним из своих приоритетов. Очевидно для него это также является продолжением революции 90-х годов, когда колледжам было предоставлено право присуждать степени бакалавра и магистра. Это привело к сильным и позитивным изменениям в обществе.

Сложившаяся система высшего образования представляет собой гильдию или картель, по выражению того же Райхмана. Разрушение этого картеля путем признания прав частного колледжа является для министра образования символичным. И он, и министр юстиции Айелет Шакед находятся под сильным влиянием идей свободной рыночной экономики и продвигают их в этой области тоже.

Герцлийский центр – независимый частный колледж,  финансируемый американским капиталом, зарекомендовал себя, как сильный исследовательский центр, который вполне отвечает всем международным критериям. По всем параметрам он подходит для начала процесса демонополизции.

Однако, давайте вспомним то время, когда Беннет исполнял функции министра экономики и министра по делам религий. Тогда он тоже провозгласил борьбу против монополий. Вот только речь шла о монополии главного раввината на выдачу удостоверений о кашруте.

Главный раввинат выдает такие удостоверения множеству предприятий, включая рестораны, кафе, продуктовые заводы, супермаркеты. При этом он выдвигает к ним довольно  жесткие требования выполнения определенных стандартов.

Главный раввинат обладает монополией в этой области и никто, кроме нескольких  организаций, занимающихся разрешением на кашрут в ультраортодоксальном секторе, не может получить подобные разрешения.

Возникает вопрос, почему государство борется с монополией в области образования, но не может разрешить конкуренцию в области кашрута. Понятно, что выдача разрешений о кашруте, помимо всего – это большой бизнес. Это рабочие места для инспекторов, забойщиков скота, резников и т.д.

Чем больше сообщество, тем больше потребность в кашруте и связанных с этим рабочих местах. Здесь начинают играть определяющую роль интересы религиозных партий, которые не желают, чтобы на этом рынке появились конкуренты.

Когда Беннет, выставляющий себя умеренно религиозным человеком, четыре года назад обещал революция в кашруте, он заявлял, что видит  свою задачу в снижении цен на товары, связанных с требованиями к кашруту. Однако у него это не только не вышло, но ситуация даже ухудшилась, а позиции главного раввинат усилились.

Беннет и Шакед – праведники борьбы за свободный рынок и демонополизацию. Но в борьбе за конкуренцию в области кашрута они проиграли.

Постскриптум. В Израиле  граждане мало доверяют правительству, депутатам, бизнесменам. Правительство точно так же никому не доверяет. У нас повсюду действуют бесконечные контролеры от мэрии, министерств, других регулирующих органов, налоговые инспектора и т.д. Все  они проводят эти проверки с небольшим интервалом, вызывая справедливое недовольство.

Но ведь наряду с этим на многочисленных предприятиях действуют инспектора по  кашруту, которые находятся там каждый день на постоянной основе, путаясь под ногами и суя всюду свой нос.  Представьте себе, что государственные инспектора вели  бы себя так же во всех других областях.

Что сказали бы Беннет и Шакед о регулировании в таком случае? Если бы они действовали в области кашрута с той же интенсивностью, что и в других случаях, возможно, они выиграли бы и здесь.

Но есть мировоззрение и принципы, а есть политические и партийные интересы.

Сами Перец, «TheMarker», В.П.

Фото: Илан Асаяг

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend