Фото: Leonhard Foeger, Reuters

Над пропастью во лжи

Два российских события, случившихся в этом месяце, удивительным образом перекликаются друг с другом.

19 сентября Элла Памфилова, председатель российского Центризбиркома, рассказала в телеинтервью, что два с половиной года назад Путин, назначая ее на этот пост, поставил перед ней задачу: вернуть доверие к выборам. «Немало сил было на это положено», — поведала Памфилова, комментируя итоги местных выборов, которые в России называют подтасованными.

А до этого, 9 сентября, жители подмосковного Красногорска избрали своим депутатом бойца ММА, американца Джеффа Монсона. Не владеющий русским языком депутат стал «звездой ютуба» после того, как по бумажке принес присягу «Раске Федраске».

Из увиденного можно сделать вывод, что российское общество уже готово к тому, что однажды депутатом Госдумы или другого выборного органа может быть назначен конь Инцитат. Потому что вариантов, в общем-то, всего два: если выборы подтасовывают, то депутатом может стать любой, а если выборы честные, тогда, судя по голосованию за Монсона, россияне уже готовы провести в законодательные органы кого угодно, лишь бы там осталось поменьше единороссов, «жириновцев», коммунистов и прочих представителей системы.

Единственной реакцией на странные реалии сегодня становится вакханалия в соцсетях. Никакого вызова, никакого возмущения, никакой борьбы. Это называется «политической апатией», и это — один из страшнейших признаков уничтожения гражданского общества, когда людей приучают жить под лозунгом «лишь бы не стало хуже» и к мысли, что «от меня же все равно ничего не зависит».

А тут, как назло, сирийцы сбили российский военный самолет.

Общество начинает уставать

Как вообще российские граждане относятся к Сирии? Как они воспринимают участие своей страны и армии в военных действиях на Ближнем Востоке? С этим вопросом «Детали» обратились к известному российскому политическому обозревателю Константину фон Эггерту.

— До последнего времени для российской улицы Сирии практически не существовало, — ответил он. — Она занимала далеко не первые места в списке приоритетов людей. Но после так называемой пенсионной реформы и поднятия НДС, которые вызвали негативную реакцию в обществе, интерес к тому, что делает государство на «внешнем контуре», несколько повысился.

Так говорят опросы. Хотя известно, что любые опросы общественного мнения в России, как правило, ненадежны, поскольку есть устойчивая тенденция: респонденты зачастую говорят не то, что думают, а то, что от них ожидает услышать власть. Могу точно сказать, что для среднего человека, обывателя, Сирия — либо Terra Incognita, либо место, где одни мусульмане убивают других, а почему – не столь важно. Да к тому же это еще и очень далеко от России. Главное – чтобы к нам не полезли террористы. Так Путин этим пусть и занимается, под свою ответственность. Он — главнокомандующий, вот пусть и командует.

История с самолетом внезапно сфокусировала внимание общества на гражданской войне в Сирии. Если проанализировать социальные сети, то можно заметить недовольство, в том числе, и многих патриотически настроенных граждан, поддерживающих Путина — тем, что до сих пор не объявлен траур по погибшим. Все-таки общество, как это было когда-то во время Афганской войны, начинает воспринимать Сирию как место, где воюют наши солдаты — пусть даже оно и находится «где-то там, далеко». И это – самое важное. При том, что не имеет значения, плохая это война, или хорошая. Но там наши солдаты, и желательно, чтобы их не убивали.

Вот эта реакция очевидна, и я думаю, что поскольку подобного рода инциденты не исключены и в дальнейшем, то подобное ощущение, по всей видимости, будет укрепляться, фиксироваться.

Наряду с другой тенденцией, не менее устойчивой. Параллельно с этим наблюдается, пусть и не стремительными темпами, нарастание усталости общества от всей этой внешней политики. От войн, от бесконечной Украины, бесконечных Соединенных Штатов в телевизоре. Данное настроение уже фиксируют медиа-эксперты.

Люди более сфокусированы на домашних проблемах — точнее, они осознают, что проблемы есть. Их мало волнует, что делают Порошенко с Коломойским или Нетаниягу с Асадом. Их куда больше волнуют пенсии, рост цен, НДС, работа… Они спрашивают себя: а что будет дальше? Эти настроения медленно начинают превалировать, представляя собой серьезную проблему для власти.

В качестве примера можно привести последние региональные выборы, когда вдруг оказалось, что даже в условиях поддельных выборов могут происходить серьезные сбои.

Что говорят опросы

В апреле 2018 года число россиян, заявляющих, что они внимательно следят за сирийским конфликтом, достигло максимума: их оказалось, по данным «Левада-центра»… 31 процент. Остальные признались, что либо ничего не знают о конфликте, либо лишь нерегулярно обращают на него свое внимание. Для сравнения: в августе 2017 года за конфликтом следили не более 18 процентов опрошенных.

Другой опрос того же «Левада-центра» показал, что и войной на Донбассе подавляющее большинство россиян не интересуются. По данным, опубликованным в октябре 2017 года, лишь 31 процент россиян проявляли к ней повышенный интерес.

В таких условиях не приходится ждать антивоенных митингов — а это, в свою очередь, лишает каких-либо шансов на успех и тех, кто, запоздало опомнившись, вдруг решается бунтовать против снижения уровня жизни. Потому что, когда гражданское общество поражено апатией, она, как коррозия, проникает во все его составляющие и делает слабыми их все, без исключения.

В сегодняшней России нет аналога израильскому движению «Четыре матери», которое — в числе прочих — вывело людей в 80-е годы на антивоенные митинги, вынудив Эхуда Барака вывести ЦАХАЛ из Ливана в одностороннем порядке. Нет там и своей американки Джанет Ренкин, и всех тех, кто способен организовать местный аналог «маршей на Пентагон». Они собирали в 60-е годы десятки тысяч людей, требующих от правительства США вывести войска из Вьетнама, а в массовой антивоенной демонстрации в США 24 мая 1971 года приняли участие, в Вашингтоне и Сан-Франциско, около миллиона человек! Почти не осталось в России и прессы, готовой предоставить трибуну «отказникам», не забрасывая их грязью…

Сирию и Донбасс легко не заметить, живя в Москве, Тюмени или, например, Владивостоке. Они же далеко. Но в распаде собственного коллективного «я», в социальной апатии и в подавлении институтов гражданского общества уже едва ли удастся обвинить израильтян.

Эмиль Шлеймович, Марк Котлярский, «Детали». Фото: Leonhard Foeger, Reuters

На фото: антивоенный митинг в Хельсинки, Финляндия. Июль 2018 г.

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend