Фото: Sana Sana, Reuters

Москва – Дамаск: опасная дружба

Уничтожение российского разведывательного самолета «Ил-20» сирийской ракетой СА-5 у побережья Латакии на прошлой неделе не было неожиданным. Нелегко осуществлять программу, направленную на предотвращение инцидентов между самолетами разных воюющих армий, действующими в одном и том же воздушном пространстве. Правила, установленные сторонами, должны тщательно соблюдаться. Фактически нет места для ошибок. Такие договоренности были достигнуты Москвой и Иерусалимом, что позволило израильским ВВС месяцами действовать в воздушном пространстве Сирии и атаковать иранские цели.

То, что было трудно реализовать, стало невозможной задачей из-за сирийского партнера Владимира Путина Башара Асада. Нет сомнений в том, что, если бы у него был выбор, Путин предпочел бы более надежного и ответственного союзника. Но у него не было выбора. Чтобы развернуть воздушные и морские базы в Сирии, Путин получил Асада, так сказать, как часть сделки. Поскольку именно благодаря помощи Кремля (в основном, она выражалась в бомбардировках российскими ВКС врагов Дамаска, в действиях инструкторов и наемников) сирийскому лидеру удалось восстановить власть на большей части территории страны, РФ превратилась в союзника Асада, и их сотрудничество стало очень тесным. Русские даже были вынуждены согласиться на присутствие Ирана в Сирии в рамках сделки.

Эта взрывоопасная ситуация обострилась после того, как Асад обрел мощную систему ПВО. В отсутствие эффективных военно-воздушных сил он сделал акцент на ПВО, как средстве противодействия тому, что он воспринимал, как угрозу со стороны израильских ВВС. Каждая израильская операция в небе Сирии влечет за собой заявления Дамаска, где сообщается о перехвате израильских ракет, направленных против иранских объектов. Однако, за исключением поражения ракетой одного самолета F-16, который возвращался после операции в Сирии и уже находился в воздушном пространстве Израиля, усилия ПВО Асада не принесли сколько-нибудь заметных результатов.

Сирийцы постоянно пытаются модернизировать свою ПВО с помощью российского оборудования. После инцидента с «Ил-20» русские передумали и согласились предоставить Асаду зенитно-ракетные комплексы С-300. Эти системы могут стать большой проблемой для наших ВВС, хотя нет гарантий, что С-300 будут более эффективными против израильских самолетов, чем предыдущие комплексы.

Российские инструкторы глубоко вовлечены в работу сирийской ПВО, но неясно, могут ли они полностью контролировать деятельность своих «питомцев». Сирийцы реагируют на действия израильских ВВС в небе Сирии массовыми пусками зенитных ракет во всех направлениях без разбора. Ракета, которая сбила «Ил-20», явно была частью  такой «очереди». Кто нажал на кнопку пуска — сирийский офицер или его российский наставник? Возможно, ответ мы никогда не получим. Ясно только, что он не удосужился идентифицировать цель.

Один взгляд на экран радара позволил бы ему понять, что это низкоскоростной тяжелый самолет с винтовыми двигателями, а не истребитель.  Отсутствие профессионализма, похоже, характерно для сирийской ПВО даже под российским патронатом.

Учитывая приверженность России Асаду (Москва дошла до того, что отрицала применение сирийским режимом химического оружия), неудивительно, что российский представитель пытался возложить вину за трагедию с «Ил-20» на Израиль и освободить сирийцев от какой-либо ответственности, хотя в конечном итоге сбили российский самолет именно они. Следует ожидать, что сейчас русские хорошо изучат сирийскую систему ПВО и постараются ее усовершенствовать. Удастся ли предотвратить подобный инцидент в будущем — время покажет.

Моше Аренс, «ХаАрец»    Д.Н. Фото: SANA, Reuters.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend