«Московское золото», часть вторая: об эффективности санкций

«Детали» продолжают публикацию текста доклада «Московское золото: российская коррупция в Соединенном королевстве», который подготовлен комитетом по международным делам британского парламента. Вторая часть доклада посвящена санкциям, направленным против России.

2. Сделать санкции более эффективными

ЕС и США ввели первые санкции против России в марте 2014 года в ответ на аннексию Крыма. Их объектами стали лица и организации, ответственные за действия против территориальной целостности Украины; лица, оказывающие поддержку или помощь россиянам на руководящих позициях; а также 13 субъектов в Крыму и в Севастополе, которые получили выгоду от передачи права собственности, в нарушение законодательства Украины.

Более широкие санкции были введены в июле 2014 года в ответ на действия России на востоке Украины. Санкции ЕС, которые Англия также должна соблюдать до выхода страны из ЕС, нацелены на пять российских банков, три энергетические компании и три оборонные компании.

Разработка более эффективного режима санкций

Санкции оказываются наиболее эффективными в случае согласованных действий стран-союзниц. Начиная с 2014 года, между ЕС и США по вопросу введения санкций против России существует относительное единство. Однако политический и правовой подходы к санкциям в США и ЕС несколько отличаются. ЕС связывает как секторальные, так и индивидуальные санкции с конкретными действиями России в Крыму и на Украине, что означает, что санкции могут быть отменены, если будут предприняты конкретные шаги (например, выполнение Минских соглашений). В то же время США начали вводить санкции в целом против любых лиц, связанных с российским режимом, в ответ на агрессивную внешнюю политику России, кампании дезинформации и вмешательства в демократические процессы стран Запада.

6 апреля 2018 года Министерство финансов США объявило о введении новых санкций, направленных против семи олигархов, которые, как полагают, были близки к Кремлю, и 12 их компаний, а также против 17 должностных лиц в правительстве России и двух государственных компаний.

Эффект был незамедлительным. 9 апреля, первый операционный день на бирже, стал для российских акций самым неудачным с момента вторжения в Крым в 2014 году, а рубль упал на 4,1 процента по отношению к доллару.

Как сказал член комиссии Эмиль Симпсон:

  • «В рамках режима санкций США существуют два списка. В первом (SDN — список лиц особых категорий и запрещённых лиц) находятся отдельные граждане и компании. Это очень серьезно, потому что американцы не могут участвовать с ними в подавляющем большинстве деловых операций. Есть также секторальные санкции ЕС и США, которые запрещают торговать с ними акциями, но во всем остальном можно вести с ними бизнес, как обычно.
  • Однако ключевым элементом в предпринятых Минфином США 6 апреля шагах было включение в список SDN не только таких людей, как Олег Дерипаска, но и его компаний Rusal и En+. Результатом была поднявшяся на рынках мощная волна: за неделю Rusal потерял 50 процентов своей стоимости».

6 апреля, в момент введения санкций, еще не было решено, что должны будут сделать для отмены санкий те, против кого они направлены. Однако 23 апреля, после глобального подъема цен на алюминий, Минфин США объявил, что он облегчит или отменит санкции против Rusal, если к 7 мая Олег Дерипаска продаст свою долю в компании.

К 27 апреля создалось впечатление, что Дерипаска, в надежде на отмену санкций, согласился сократить свою долю в En + до уровня ниже 50 процентов, и 2 мая Минфин США продлил срок, когда Дерипаска может дивестировать из компании, до 6 июня.

Создается впечатление, что тактика США эффективна, поскольку она оказывает прямое влияние на российскую экономику и Кремль. Так, доктор Эмиль Симпсон сказал:

  • «Когда крупнейшая российская алюминиевая компания получает столь мощный удар, трудно представить, что он останется без последствий, но мы это так или иначе увидим. Ясно другое. Это куда эффективней, чем все, чего до сих пор достиг ЕС. Возможно, для нас это знак, что мы должны ужесточить свою позицию и заставить Англию ужесточить санкции ЕС, если это возможно с политической точки зрения, то есть если Англия действительно хочет жестко дать понять, какова ее позиция».

Подобные идеи высказал и доктор Марк Галеотти:

  • «Наша тактика должна стать более агрессивной. Русские считают, что они находятся с нами в состоянии политической войны, они не раз открыто говорили об этом. В такой ситуации мы должны сами думать об асимметричной реакции. В контексте Европейского Союза в нынешних условиях было бы намного сложнее расширить санкции – но ведь Англия же смогла. Для того, чтобы оказаться объектом санкций, российский бизнес не обязан быть непосредственно вовлечен в действия, враждебные английскому бизнесу.

Он отметил, что США следует придерживаться тактики ЕС, при которой облегчение режима санкций связывается с конкретными изменениями в поведении тех, на кого санкции возложены, и сказал:

  • «Конечно, было бы здорово вообразить, что мы в состоянии изменить сущность путинского режима и спасти русских от Путина, но у нас другие планы. Наша задача — определить ряд ясных и практически достижимых целей, и однозначно дать понять, что у нас есть конкретные требования. А в данный момент это не ясно».

На вопрос, о каких целях может идти речь, он сказал:

  • «Они будут варьировать от негативных, таких, как прекратить те или иные действия, например, санкционированные государством кибер-атаки и акты дезинформации и так далее — до более позитивных, которые мы, например, ожидаем увидеть в Сирии и в других местах. Все должно быть предельно ясно. Тут не место тайной политике.

Законопроект о санкциях и борьбе с отмыванием денег, внесенный в палату лордов 18 октября 2017 года, является одним из основных законодательных положений, которые, по мнению правительства, обязательно должны вступить в силу после того, как Англия выйдет из ЕС. Подавляющее большинство санкций в Великобритании в настоящее время осуществляется через законодательные акты ЕС, поэтому законопроект необходим для создания законодательной базы для Англии, которая сейчас вводит и корректирует свои собственные режимы санкций, рассчитанные на период после выхода страны из ЕС. В настоящий момент законопроект находится в палате лордов, где должны рассмотреть поправки, внесенные в палате общин.

Прохождение законопроекта через парламент дает возможность парламенту и правительству оценить сильные и слабые стороны существующего режима санкций и гарантровать, что они останутся эффективным инструментом внешней политики Соединенного королевства. Этот законопроект даст правительству Великобритании право вводить санкции по целому ряду поводов — включая внешнеполитические цели Великобритании, так и укрепление мира и безопасности, защиту гражданских прав, демократии и т.п.

Правительству Великобритании надлежит расширить свой подход к санкциям путем включения в них в случае необходимости лиц, тесно связанных с враждебными режимами, увязывая при этом облегчение санкций с конкретными действиями. Великобритания должна сотрудничать с партнерами из ЕС с целью выявления и наложения санкций на лиц и организации, на которых Кремль опирается при проведении своих актов агрессии во всех ее формах — дестабилизации соседних стран, кампании дезинформации, вмешательстве в демократические процессы других стран и попытки интервенции.

Британский список Магнитского

Включение в законопроект о санкциях и борьбе с отмыванием денег поправки, подобной «списку Магнитского», позволит Великобритании привлекать к ответственности тех, кто нарушает права человека.

Журналист Люк Хардинг сказал:

  • «Поскольку такие вещи сильно раздражают Путина, я считаю, что эта мера будет очень эффективна. И распространить ее нужно не только на Российскую Федерацию, но и на нарушителей прав человека во всем мире. Должен быть именной список с указанием причин, почему тот или иной персонаж в него внесен, как это сделали США. Я думаю, это послужит сдерживающим фактором и сигналом российской элите. Даст им понять, что они должны сделать выбор. Невозможно принадлежать к международной суперэлите и одновременно поддерживать бесчеловечный режим дома».

1 мая 2018 года палата общин единогласно приняла внесение в законопроект поправки, которая позволит правительству накладывать санкции на отдельных лиц, чтобы привлекать к отвественности, служить сдерживающим фактором против нарушения прав человека и способствовать соблюдению международных прав человека.

Замминистра иностранных дел Великобритании, сэр Алан Дункан сообщил, что «имя каждого, кто подпадет под санкции в соответствии с настоящим законопроектом, будет опубликовано в доступном публике списке».

В докладе подчеркивается, что нарушители прав человека и их деньги нежелательны в Англии, что объясняет поддержку внесения поправки, аналогичной поправке Магнитского, в законопроект о санкциях и борьбе с отмыванием денег. Список, подобный американскому «списку Магницкого», должен публиковаться МИДом отдельно от общего списка лиц, на которых Минфином наложены финансовые санкции. При составлении списка правительству Англии надлежит координировать свои действия с США, ЕС, G7 и другими организациями. Индивидуальные санкции, подчеркивается в докладе, наиболее эффективны, когда за ними стоит единый фронт.

Государственный долг России

Государственный долг России, в отличие от крупнейших российских банков, не подлежит санкциям. Таким образом, Россия может привлекать средства, в том числе твердую валюту, путем продажи облигаций на рынках США и ЕС. Как сообщил комиссии доктор Эмиль Симпсон, это существенно ослабляет глобальные санкции, поскольку Кремль использует деньги, полученные от выпуска облигаций государственного займа, для поддержки кредитами своих банков, на которые были наложены санкции.

Прикрыть эту лазейку, наложив санкции на государственный долг России – значит дать понять, насколько серьезен режим санкций, сказал комиссии доктор Симпсон.

Обложение санкциями госдолга России будет эффективным только в том случае, если США и ЕС будут действовать сообща. Однако неясно, встретит ли эта мера международную поддержку. В феврале 2018 года министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что США не будут вводить санкции в отношении государственного долга России, поскольку такой шаг будет иметь «негативные побочные эффекты» и для американской экономики.

Существуют меры, не требующие введения широких санкций, которые все же способны затруднить России выпуск облигаци государственного займа. Находящиеся под санкциями российские банки, например, ВТБ, которые лишены возможности выйти на рынки капитала США и ЕС от своего имени, тем не менее, могут выступать в качестве банков-лидеров по продаже российских государственных облигаций. Россия зависит от этих банков, поскольку западные банки с 2014 года не желают выступать в роли банков-лидеров по продаже российского облигаций.

Доктор Эмиль Симпсон предложил комиссии запретить лицам в ЕС покупать российские облигации, если их продают организации, находящиеся в списке санкций. Это существенно осложнит России выпуск новых облигаций. Он также предложил запретить основным клиринговым организациям в Европе – Clearstreem и Euroclear — представлять российские облигации на вторичном рынке. Эти шаги, возможно, потребуют поддержки со стороны ЕС в целом.

Способность России выпускать новые облигации государственного займа на мировых рынках с помощью находящихся под санкциями банков ослабляет эффективность глобальных санкций и поддерживает агрессивную политику России. Чтобы действия по ограничению или запрету эмиссий российских государственных облигаций на глобальных рынках были эффективными, они должны осуществляться совместно ЕС, США и другими международными партнерами.

Окончание следует: 29 мая мы опубликуем третью часть доклада «Московское золото» 

«Детали». М.Р. Фотоиллюстрация: Pixabay


Читайте также:

«Московское золото». Британский доклад о российской коррупции, часть первая

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend